История, Как Возникло Древнерусское Государство, История рода Рюриковичей, Старинные Печати, Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней, Символы и Святыни России в Картинках, Преподобный Феодосий Кавказский, Русские Святые, Как Появились Награды в России, Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград, Русские Народные Игры, Русские Хороводы, Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья, История Древней Греции, Чудеса Света, История Развития Флота, Автомобили Внедорожники, Отдых в Волгограде

Меню Сайта

Главная

Как Возникло Древнерусское Государство

Русские князья период от 1303 до 1612 года

Династия Романовых

История России с конца XVIII до начала XX века

История и мистика при Ленине и Сталине

История КГБ от Ленина до Горбачева

История Масонства

Казни

Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней

Символы и Святыни Русской Православной Церкви

Символы и Святыни России в Картинках

Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград

Награды Российской Империи

Русские Народные Игры

Хороводы

Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья

История Древней Греции

Преподобный Феодосий Кавказский

Русские Святые

Чудеса Света

Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы

Катастрофы

Реактивные самолеты и ракеты Третьего рейха

История Великой Отечественной Войны, Сражения, Нападения, Операции, Оборона

История формирования, подготовка, и выдающиеся операции спецподразделений (спецназа)

История побед летчика Гельмута Липфера

История войны рассказанная немецким пехотинцем Бенно Цизером

Мифы индейцев Южной Америки

История Развития Флота

История развития Самых Больших Кораблей

Постройка моделей Кораблей и Судов

История развития Самых Быстрых Кораблей

Автомобили Внедорожники

Вездеходы Снегоходы

Танки

Подводные Лодки

Туристам информация о Странах

Отдых в Волгограде

Царь Борис Федорович Годунов

Борис Федорович Годунов (ок. 1552—13.04.1605), русский царь (с 1598), сын вяземского помещика Федора Ивановича Кривого-Годунова. По легенде, потомок татарского Мурзы Чета. Избран на царство Земским собором в феврале 1598 г.

Борис Годунов становиться царем

Английский дипломат Джайлс Флетчер был послом в Москве в 1588-1589 гг.

Вернувшись на родину, он издал в 1591г. (до гибели царевича Дмитрия!) книгу «О государстве Русском». В этом сочинении, в частности, сказано: «Младший брат царя (Федора Ивановича), дитя лет шести или семи, содержится в отдаленном месте от Москвы (т. е. в Угличе) под надзором матери и родственников Нагих. Но, как слышно, жизнь его находится в опасности от покушения тех, которые простирают свои виды на престол в случае бездетной смерти царя». Английский дипломат считал, что «царский род в России, по-видимому, скоро пресечется со смертью особ, ныне живущих, и произойдет переворот в русском царстве».

Этот вывод не являлся плодом размышлений одного дипломата. Многие подданные Федора Ивановича догадывались, куда тянется нить истории Страны Рюриковичей. В Москве активно действовали люди, мечтавшие занять престол.

Царь Борис Годунов. Миниатюра из «Титулярника» 1672г.

В этой борьбе, потаенной, коварной, Борис Годунов изначально имел значительное преимущество, о чем уже говорилось. Во время царствования Федора Ивановича он увеличил и без того громадный политический капитал...

Царь Борис Годунов. Миниатюра  из «Титулярника» 1672г.

Более могущественного и влиятельного политического и государственного деятеля чем Борис Годунов в Восточной Европе в 1598г. не было. Борис Годунов просто обязан был занять престол на царствование. Сделал это Борис Годунов изящно. Он вынудил бояр просить его, уговаривать. Да не только бояр, но и духовенство и народ. Об этом великолепном политическом спектакле написано много и красиво. Не стоит повторяться. Следует лишь напомнить о главном: в том спектакле Годунов одержал победу над боярами, пытавшимися ограничить самодержавие, и потешил душу роскошным зрелищем.

В первый год царствования он сделал многое для людей. «Он освободил весь сельский народ от податей на один год, а равно и всех инородцев от платежей ясака. Всем торговым людям Борис дал право беспошлинной торговли на два года, служилым людям выдал одновременно годовое жалованье... Закрыл кабаки... Преследовал бесчинное пьянство, что нравилось добронравным людям. Сидевшие в тюрьмах получали свободу, опальным прежнего царствования давалось прощение; вдовы, сироты, нуждающиеся получали от щедрот царя вспоможение. Борис непрестанно кормил и одевал неимущих. Казней не было. Борис даже воров и разбойников не наказывал смертью».

Какой замечательный царь! Но почему же в народе потаенно росло недовольство царем Борисом Годуновым, и его политикой?

Период правления и царствования Бориса Годунова

Любое государство, страна, племя развиваются по сложным, запутанным линиям и закономерностям, как описанным мастерами мысли, еще и непознанным. Существует и такая закономерность движения: от генераторов политических идей к их реализаторам, от них — к накопителям и далее — к потребителям. Ивана III можно назвать (с некоторыми оговорками) генератором идеи единодержавного национального русского государства. Судебник 1497г. — правовое воплощение этой идеи. Василий III был ее реализатором. Иван IV, используя, как рычаг, достижения деда и отца, стал накапливать богатства (в том числе и территориальные), незаметно создавая условия для генерации новой идеи. Она пробивала себе дорогу в жизнь через время потребителей.

Период правления и царствования Бориса Годунова является ярко выраженным временем потребителей, у которых есть идеи, материальные богатства, технологические схемы экономики, политики и даже морали. Не надо ничего выдумывать, создавать, что-то менять: нужно просто брать, как в народе говорят, загребать. Конечно же, в чистом виде не существуют генераторы, реализаторы, накопители, потребители. Нет в чистом виде и соответствующих периодов, но есть в каждом человеке и в каждой эпохе доминирующее, векторное начало. Борис Годунов был гениальным потребителем. Об этом говорит и Н. И. Костомаров: «Ничего творческого в его природе не было. Он неспособен был сделаться ни проводником какой бы то ни было идеи, ни вожаком общества по новым путям: эгоистические натуры менее всего годятся для этого. В качестве государственного правителя он не мог быть дальнозорким, понимал только ближайшие обстоятельства и пользоваться ими мог только для ближайших и преимущественно своекорыстных целей».

Апофеоз политической карьеры Бориса Годунова

...Весной 1598г. крымский хан двинулся с войском в центр Русского государства. Царь Борис Годунов собрал под Серпуховым огромную рать — около полумиллиона человек.

Великий Собор повелел боярам и дворянам забыть местничество, и знатные воины становились в строй по первому слову Годунова, не спрашивая, где им положено стоять согласно разрядным книгам, в которых тщательно велись записи о том, какой князь или боярин, дворянин или воевода командовал таким-то полком, чтобы потомки его знали и свой полк, и свой чин. Подобная практика мешала выявлять талантливых военачальников... Борис в том царском походе решил проблему местничества.

Воины подчинялись ему беспрекословно. Борис Годунов ощущал себя на вершине счастья. Тот поход и являлся апофеозом политической карьеры Годунова. Царь, правда, еще не венчанный на царство, ежедневно устраивал смотры, руководил войсками.

Бояре и патриарх Иов уговаривают Бориса Годунова венчаться на царство (с рис. С. Медведева)

Бояре и патриарх Иов уговаривают Бориса Годунова венчаться на царство (с рис. С. Медведева)

Крымцы не появились. То ли испугались они, то ли слухи оказались ложными, то ли царь-батюшка сам их пустил через своих людей (есть и такие предположения!), но 18 июня вернулся в русский лагерь посланный к Казы-Гирею гонец и сообщил, что крымский хан очень ласково его встретил, «наградил деньгами и чином». Борис по-доброму простился с войском и, оставив на полумиллионный пикник яства, мед, вино и одарив бархатами и парчами чиновников и воевод, поехал в Москву.

Первого сентября 1598г. Годунов венчался на царство. В январе 1599г. в Москву прибыл воевода Воейков — победитель Кучума, после чего освоение Сибири приняло еще более широкий размах, а значит, на сотни тысяч увеличилось количество ценнейших шкурок, поступавших в Москву.

Дела международные развивались успешно. Все шло хорошо у основателя новой династии. И вдруг...

Слухи о спасении царевича Дмитрия

В конце 1600г. среди русских людей вновь слух пошел упрямый, будто бы не убили царевича Дмитрия, спасли его добрые люди. Царь Борис, не задумываясь, вступил в войну с невидимым, грозным врагом — со слухом народным. С первых же дней этой битвы Годунов изменился. Если раньше он старался быть спокойным и умудренным, то теперь лицо его стало мрачным, взгляд — недоверчивым, слово — резким.

Царь Борис Годунов пытался отыскать следы того, кто называл себя царевичем Дмитрием, но сделать это не удалось. И тогда он нанес удар по предполагаемым противникам: отправил в ссылку Богдана Вельского, который был ближе всех к Дмитрию, и бояр Романовых, приходившихся Федору Ивановичу двоюродными братьями. С точки зрения добросовестного сыщика, он сделал верный ход: нейтрализовал тех, кому распространение слухов было выгодно. Пятого брата Федора Ивановича (самого мудрого из Романовых) «насильно постригли под именем Филарета в монастыре Антония Сийского».

Слухи о живом царевиче Дмитрии распространялись все быстрее. Годунов нанес второй удар по возможным распространителям слухов. В ссылку отправились близкие Романовым люди: Черкасский, Репнины, Пушкины и другие. Но слухи и после этого не угасли. В стране появились шпионы. Сначала из близких людей Годунова, но вскоре шпионили уже и попы, дьяконы, бояре, холопы... Доносили друг на друга даже родственники. За каждый донос холопы, например, получали свободу, остальные — награждались либо из казны, либо из средств отправленного в ссылку.

Голод при царе Борисе Годунове. Литография XIX в.

Голод при царе Борисе Годунове. Литография XIX в.

Годунова уже нельзя было назвать ни мудрым, ни добрым, ни спокойным. Он взрыхлил и удобрил то поле, которое несколько десятков лет назад засеял Иван Грозный, когда во времена опричнины дело дошло до того, что муж доносил на жену, брат на брата. Опасные зерна! Из них вырастают демоны смуты, люди без душевных тормозов, способные на любые злодеяния. Годунов, видимо, надеялся, что ему удастся остановить этот процесс, убить демона смуты.

Он повелел пытать обвиненных по доносу. Многие не выдерживали пыток, «сознавались» во всех грехах, но о Дмитрии они сказать ничего не могли, потому что никто толком ничего не знал! Только слухи, что где-то живет-поживает царевич Дмитрий. Слухи — это первый показатель растущего недоверия к правителю, первое предупреждение о том, что в государстве неполадки и их надо устранять.

Слухи о царевиче Дмитрии говорили о большем: народ отказывает в доверии царю Борису. Но он не верил в это! Он ввязался в войну со слухами — с невидимыми призраками людского недовольства — и повелел перекрыть границу с Польшей, расставить на дорогах караулы. Годунов ловил слухи, позабыв о том, что их поймать нельзя, что эта возня порождает в народе новые слухи. То был неравный бой.

В 1601г. страну поразил неурожай. Царь Борис Годунов сделал все от него зависящее, чтобы спасти малоимущих от голода, но справиться с несчастьем не удалось. Хлеб дорожал. Люди съели всех собак, кошек. На московских рынках появилось человеческое мясо. В 1602г. опять был неурожай! Годунова имел много сибирского меха, но почему-то ему не удалось закупить в других странах хлеб. Почему?

«Современники говорят, будто в эти ужасные годы в одной только Москве погибло до 127 000 человек» (Н. И. Костомаров). По другим данным, голод в одной только Москве сгубил 500 тысяч человек, «а в селах и в других областях еще несравненно более умерло от голода и холода» (Н. М. Карамзин). К этим цифрам нужно относиться внимательно. Они могут рассказать о многом, в том числе и о путанице в самих цифрах.

Например, некий автор утверждал, что после опричнины и последующей жесткой политики Ивана Грозного в Москве якобы осталось 30 000 жителей. И вдруг через неполных 20 лет в городе по одним данным умирает 127 000, а по другим — 500 000 человек (не считая погибших в подмосковных селах). Несмотря на бурную рождаемость, а также на приток людей в Москву, цифры — 30, 127 и 500 тысяч — никак не стыкуются. Хотя, конечно же, голод и холод первых трех-четырех лет XVII в. унес много жизней. И как тут не вспомнить некоторые показушные дела Годунова! На одном только пикнике осенью 1598г. под Серпуховым полмиллиона воинов съели столько яств, сколько спасло бы тысячи, десятки тысяч человек от голодной смерти. Народ помнил о том пикнике...

Тяжело было Борису управлять страной, по которой шальным ветром носились слухи о законном наследнике престола, спасенном Дмитрии. Чтобы поправить дела, он попытался выдать свою дочь замуж за Иоанна — брата датского короля, но тот неожиданно скончался в октябре 1602г. И вновь заметался в разгоряченных мозгах очередной слух, будто бы сам царь отравил будущего зятя. Это уже были не слухи, но слухами выражаемый протест против всего, что делает царь. Годунов еще сопротивлялся.

В начале 1604г. царь Борис Годунов узнал, что назвавший себя «царевичем Дмитрием» находится у казаков и они готовятся к походу на Москву. Войну со слухами царь Борис проиграл подчистую, потери его были невосполнимыми: он напрочь потерял доверие среди разных слоев русского народа, что самым непосредственным образом сказалось на войне между Лжедмитрием и Годуновым, которая началась после того, как 16 октября 1604 г. самозванец с небольшим войском польской шляхты и примкнувших к нему казаков пересек границы Русского государства.

Кто был Лжедмитрий

Кто был Лжедмитрий I (да и Лжедмитрий II тоже) не столь важно. Подобные «герои» в истории встречались не раз, и мало кто из них надолго задерживался на тронах и делал нечто славное, доброе. Главное в данном случае другое: кому же нужен был самозванец, кому принес он больше пользы?

Польские магнаты Вышневецкие и Юрий Мнишек очень быстро поверили молодому человеку из придворной челяди, назвавшемуся сыном Ивана IV; оповестили они об этом короля Сигизмунда III, а тот еще быстрее понял, какую прибыль может получить Речь Посполитая! Еще год-два назад до появления самозванца польский король строго потребовал от казаков отваживать от себя «разных господарчиков». А тут вдруг сам пригласил Лжедмитрия I, выделил ему ежегодный пансион в сумме 40 000 золотых... за обещание возвратить в случае своей победы Смоленск и Северские земли Польше.

Сделка состоялась. Ее старались не афишировать, так как между Речью Посполитой и Русским государством действовало перемирие. Самозванец при поддержке новых друзей подготовился к войне, пошел в поход на Москву.

На воззвание Лжедмитрия положительно откликнулась казацкая вольница, без боя сдались ему Моравск и Чернигов, жители прибрежных деревень реки Десны встречали его хлебом-солью...

11 ноября 1604г. воевода Петр Федорович Басманов в Новгород-Северске отразил несколько атак войска Лжедмитрия, от которого тут же побежала польская шляхта. И сам претендент поспешил в Путивль. Но не успел Борис порадоваться победе, как пришли печальные вести: самозванца признали Курск, Севск, Кромы и другие города; у него собралось 15 000 воинов! Всего лишь 15 000. У Годунова на пикнике было 500 000 человек! Куда же все девались? Как же Борис смог так быстро промотать политический потенциал?

21 января правительственная армия нанесла Лжедмитрию поражение под Севском, но русские города продолжали сдаваться самозванцу. Годунов отправил послов в Польшу с требованием выдать «вора». Ян Замойский на сейме сказал: «Этот Дмитрий называет себя сыном царя Ивана. Об этом сыне у нас был слух, что его умертвили. Он же говорит, что на место его умертвили другого! Помилуйте, что это за Платова или Теренцева комедия? Возможное ли дело: приказали убить кого-то, да притом наследника, и не посмотрели, кого убили!

Так можно зарезать только козла или барана! Да если бы пришлось возводить кого-нибудь на московский престол, то и кроме Дмитрия есть законные наследники — дома Владимирских князей: право наследства приходится на дом Шуйских. Это видно из русских летописей». Не понравился такой ответ царю Борису Годунову. О нем как о человеке, имевшем право на престол, в русских летописях ничего не говорилось! Народ переходил на сторону Лжедмитрия. Ни грамота патриарха, ни обряд проклятия над самозванцем не подействовали. Лжедмитрий наступал. Царя Бориса могло спасти только чудо. Но 13 апреля 1605г. царь Годунов внезапно умер.

Гибель Годуновым

Патриарх Иов объявил царем шестнадцатилетнего Федора — сына Бориса Годунова. Москва присягнула новому царю. Законному! Мать царя Мария и патриарх Иов приказали князьям Мстиславскому, Василию и Дмитрию Шуйским прибыть в столицу. Они оставили войско и явились в Кремль. Из темницы освободили Дмитрия Вельского. Дума в их лице получила опытных государственников. Главнокомандующим в войско, отражавшее натиск полков Лжедмитрия, был отправлен способный военачальник Басманов. Он с митрополитом Исидором принял от воинов присягу верности новому царю.

Но вдруг Басманов переметнулся к самозванцу! Несколько дней он тайно вел переговоры с Лжедмитрием, получил щедрые обещания, подговорил других князей и воевод. 7 мая по тревоге предатель выехал на коне перед войском и громко крикнул: «Дмитрий есть царь Московский!» Беда была не в том, что среди кремлевских вельмож появилось много сторонников самозванца. Беда была в том, что Басманов, хитрец-предатель, наверняка знал, какой будет реакция воинов. Рязанский полк, а за ним и другие полки — тысячи людей! — закричали в безумной радости: «Да здравствует Дмитрий Иванович, наш отец, государь наш!» Басманов решился на столь гнусное дело не потому, что у него появилась возможность приблизиться к трону лжецаря, как об этом пишут многие историки, но потому, что он, оказавшись в войске, сердцем почувствовал настроение людей.

Печать царевича Федора Борисовича

Не Басманов своим предательством повел за собой воинов, и они заорали, как заведенные куклы: «Дмитрий! Дмитрий!», а народ вынудил Басманова изменить царю законному. Народ!

Печать царевича Федора Борисовича

Кстати, этот выбор неглупого русского народа дает значительную фору сторонникам Ивана IV в нескончаемом споре со сторонниками Бориса Федоровича. Почему-то народ выбрал «сына» Грозного, а не сына Годунова (точнее сказать, выбирая Лжедмитрия, народ отрекся от всего, что связано с Борисом). По Москве со дня воцарения Федора от дома к дому, от человека к человеку распространялась волна протеста: «Недолго ему царствовать! Дмитрий Иванович близко!» В первый день лета в столицу прибыли Плещеев и Пушкин — послы от Лжедмитрия. Сначала они зачитали грамоту самозванца в одной слободе. Претендент на престол поведал согражданам об успехах, обещал большие льготы. Народ отнесся к грамоте настороженно. Одна слобода не рискнула проявить громогласно свои чувства.

Убийство царской семьи

Послов повели на Красную площадь. Разбираться нужно было всем миром. На Красной площади людей собралось много. Москва слушала грамоту, думала, решалась. Призвала князя Василия Шуйского — одного из членов комиссии по расследованию дела в Угличе. Так убили царевича или нет? Шуйский вышел к Лобному месту и произнес приговор Годуновым, стране и себе в том числе: не убили в Угличе царевича. По дикому шуму толпы находящиеся в Кремле бояре и патриарх поняли, что произошло непоправимое. Иов плакал. Бояре онемели от ужаса. Мстиславский, Вельский и еще несколько бояр вышли к людям, пытались схватить Плещеева и Пушкина, но было поздно. Рюриковичи совершили еще одну грубую ошибку — они не заткнули рот Василию Шуйскому.

Убийство царской семьи

«Гибель Годуновым!» — Народ с криком устремился в Кремль. Федор Борисович сидел на троне. Юноша, ничего не понимавший в государственных делах, сильный, с хорошими задатками. «Нет!» — ревела толпа. — Гибель Годуновым!» Царя законного сбросили с престола. Мать Федора, дочь Малюты Скуратова, забыв о царском своем положении, бросилась в ноги одичавшим людям. Не убивайте! Пощадите! Пощадили пока. Злость еще не вскружила головы людям. Царя, его мать и сестру перевели в дом Бориса Годунова, поставили у дверей стражу; и растеклась толпа по Кремлю, взломала двери домов всех Годуновых родственников. Много там было добра! Бояре не смогли предотвратить погром — народ ринулся в казенные погреба. Но тут слово свое сказал Богдан Вельский. Погреба теперь не Годунова, а царя Дмитрия!

Разве ему понравится это самоуправство? Народ на царское не посягнул, присягнул Лжедмитрию, а затем добил сторонников Годунова: патриарха Иова отослали в Старицкий монастырь, бояр — в отдаленные города, в темницы. А затем час настал Федора Борисовича. 10 июня семь человек вошли в дом Годунова: два князя (Голицын и Мосальский), два чиновника (Молчанов и Шерефетдинов) и три вооруженных стрельца «зверовидных». Царя и Ксению развели по отдельным комнатам, царицу стрельцы удавили без труда. Затем набросились на Федора. Он стал сопротивляться, но одолеть их не смог. Удавили сына Бориса Годунова, внука Малюты Скуратова. И зачем только дед лютовал-старался, если внуку от этой лютости лишь удавка злодеев досталась... да в шестнадцать-то лет!

Русские Князья