История, Как Возникло Древнерусское Государство, История рода Рюриковичей, Старинные Печати, Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней, Символы и Святыни России в Картинках, Преподобный Феодосий Кавказский, Русские Святые, Как Появились Награды в России, Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград, Русские Народные Игры, Русские Хороводы, Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья, История Древней Греции, Чудеса Света, История Развития Флота, Автомобили Внедорожники, Отдых в Волгограде

Меню Сайта

Главная

Как Возникло Древнерусское Государство

Русские князья период от 1303 до 1612 года

Династия Романовых

История России с конца XVIII до начала XX века

История и мистика при Ленине и Сталине

История КГБ от Ленина до Горбачева

История Масонства

Казни

Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней

Символы и Святыни Русской Православной Церкви

Символы и Святыни России в Картинках

Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград

Награды Российской Империи

Русские Народные Игры

Хороводы

Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья

История Древней Греции

Преподобный Феодосий Кавказский

Русские Святые

Чудеса Света

Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы

Катастрофы

Реактивные самолеты и ракеты Третьего рейха

История Великой Отечественной Войны, Сражения, Нападения, Операции, Оборона

История формирования, подготовка, и выдающиеся операции спецподразделений (спецназа)

История побед летчика Гельмута Липфера

История войны рассказанная немецким пехотинцем Бенно Цизером

Мифы индейцев Южной Америки

История Развития Флота

История развития Самых Больших Кораблей

Постройка моделей Кораблей и Судов

История развития Самых Быстрых Кораблей

Автомобили Внедорожники

Вездеходы Снегоходы

Танки

Подводные Лодки

Туристам информация о Странах

Отдых в Волгограде

Суд над Патриархом Никоном

В 1662г. в Москву прибыл Паисий Лигарид. Этого образованнейшего человека недавно отставили от должности Газского митрополита, и он мечтал проявить себя в столице России, угодить богатому царю. Началась откровенная травля бывшего патриарха, зачинателя реформ в Русской церкви. Лигарид, отвечая на 30 вопросов, составленных от имени боярина Стрешнева, обвинил Никона по всем статьям.

Царь созвал в конце 1662г. еще один Собор. Никон, окруженный сворой врагов, прекрасно понимал, как трудно будет ему бороться. В письмах он просил Алексея Михайловича помириться. Но то ли послания не доходили до монарших очей, то ли царь невнимательно читал их, то ли он окончательно решил уничтожить Никона как политического, государственного и религиозного деятеля, но ожидаемой реакции из Кремля затворник Воскресенского монастыря не дождался. Зато до него дошли слухи, что царь приказал архиепископу Рязанскому Иллариону составить полный список обвинений для суда против Никона и призвать на Собор восточных патриархов.

Перед Рождеством 1662г. Никон отправился в Москву. Он хотел встретиться и примириться с царем. Это был последний шанс избегнуть избиения на судебном Соборе. Холодной Рождественской ночью прибыл Никон в Москву, праздничной ночью, но подарка от Судьбы он не дождался. Верные люди сказали, что царь не будет встречаться с ним. Кому служили эти люди верой и правдой — сказать трудно. Но последняя попытка поладить с царем закончилась унизительным поражением, и в ту же ночь Патриарх Никон отправился в свою обитель.

Не успел Патриарх Никон пережить события печальной Рождественской ночи, написать свои язвительные ответы греку Лигариду, как ему вновь стал докучать назойливый и злой боярин Боборыкин. Именно он претендовал на земли вокруг Воскресенского монастыря. Никону не повезло с Боборыкиным вдвойне. Люди боярина занимали земли патриарших крестьян и устраивали побоища, чувствуя силу за собой, а Никон не мог доказать, что земли принадлежат ему по праву, что даже сам царь одобрил решение патриарха поставить в этих краях монастырь. И Никон взорвался, не выдержал.

Новый Иерусалим. Скит патриарха Никона.1658г.

Новый Иерусалим. Скит патриарха Никона.1658г.

Летом 1663г. он произнес в адрес Боборыкина такую двусмысленную анафему, что ее можно было применить и к Алексею Михайловичу со всем его семейством. Боборыкин поспешил к царю. Алексей Михайлович срочно позвал архиерея, рассказал обо всем и, обливаясь горючими слезами, воскликнул: «Пусть я грешен; но чем виновата жена моя и любезные дети мои и весь двор мой, чтобы подвергать такой клятве?».Архиерей с трудом успокоил царя, после чего подготовка к созыву Собора продолжилась с еще большим рвением.

В мае 1664г. в Москву поступили письма от восточных патриархов, которые не смогли приехать на Собор, зато ответили подробно и обстоятельно на все вопросы, касающиеся дела Никона. Его поведение они осудили, известив царя о том, что русский Поместный собор имеет право своей властью решить все вопросы, возникшие в Русской церкви.

Но Алексею Михайловичу хотелось большего. Авторитет Никона неуклонно возрастал в народе и среди священнослужителей. Кроме того, царь сомневался в победе своих союзников на Соборе. Он вновь отправил на Восток послов с убедительной просьбой уговорить патриархов прибыть в Москву. Никаких денег царь не жалел: Никона нужно было уничтожить!

Некоторые историки считают Алексея Михайловича человеком нерешительным, склонным к полумерам. Но продолжавшаяся несколько лет подготовка и проведение Собора по делу Никона говорят о том, что полумерами в принципиальных вопросах царь не довольствовался. Упрямое желание его призвать на Собор восточных патриархов говорит еще и о том, что царь не доверял своим союзникам в деле против Никона — боярам и духовенству.

Между тем Никон стал нервничать. В ноябре 1664г. он поддался  на уговоры боярина Зюзина и решил вернуться в Москву... патриархом! Хотя доводы боярина были так слабо аргументированы, что поверить в них мог разве что ребенок. 1 декабря Никон явился в Успенский собор, участвовал в богослужении как патриарх и отправил в царский дворец человека с сообщением для государя о своем приходе. Но разве мог царь прибыть к Никону в Успенский собор 1 декабря 1664 года?! Конечно же, нет! Царь не вышел к нему. Никон покинул Москву. Наконец-то он понял, что опала его окончательна и возврата к прошлому не будет.

Зюзина пытали, приговорили к смертной казни, но царь отменил приговор боярского суда, и его сослали в Казань. Не очень суровое наказание! Впрочем, странно в этом деле не наказание Зюзину, а то, как удалось Никону со свитой монахов незамеченными проехать несколько десятков километров и явиться в Успенский собор. Любой противник низвергнутого патриарха наверняка бы выставил охрану у ворот монастыря, лазутчиков, осведомителей. Наверняка так и было, особенно если учесть, что люди Боборыкина постоянно отслеживали все перемещения в Воскресенской обители.

Незамеченным Никон не смог бы проехать от берегов Истры к Боровицкому холму, и последующие события косвенным образом подтверждают это. А значит, царь знал о поездке Никона с того момента, как карета опального владыки выехала из монастыря. Почему же он не остановил это действо в самом начале? Может быть, потому, что последующая сцена в Успенском соборе была спланирована союзниками царя и санкционирована им?

Никон вернулся в Воскресенский монастырь опустошенным, разбитым. Ему оставалось покорно ждать Собора и надеяться лишь на Бога. Не зная, к кому обратиться за помощью, Никон совершил еще одну ошибку. Он написал письмо о своей распре с царем, раскритиковал Уложение 1649г., осудил политику царя, изложил нелицеприятное мнение о Паисии Лигариде... и передал письмо своему родственнику. Того схватили люди, зорко следившие за монастырем. Содержание письма возмутило царя, но он даже после этого не созвал Собор. Он мечтал не только о полной победе над Никоном, но еще об одной важной победе, о которой, быть может, не догадывались его союзники-бояре и священнослужители...

Успенский собор Московского Кремля. XVI в.

Успенский собор Московского Кремля. XVI в.

Затянувшееся судебное дело Патриарха Никона самым непосредственным образом сказалось на расколе в Русской Православной церкви. Противники нововведений в обрядах и исправлений в книгах все смелее стали проявлять свое недовольство в Москве и в других городах. Казалось бы, царь должен был забыть обиды, вернуть на патриаршую кафедру Никона, который активно начал реформы и мог довести их до логического завершения, не допустив в России того, что произошло в других странах Европы, где реформационные процессы в Церкви сопровождались братоубийственными войнами и гибелью сотен тысяч людей. Алексей Михайлович не мог не знать, что у него под носом, в столице России разрастается раскол, что к недовольным реформой Никона стали примыкать некоторые иерархи и члены известных боярских семей, что раскольникам симпатизировали даже в царской семье! Никон наверняка мог надеяться на то, что царь призовет его к себе. Но государь обратился не к Никону, а к созванному весной 1666г. Собору.

Этот религиозный форум признал реформу Никона правильной, осудил раскольников и самих знаменитых приверженцев раскола, лишил их священных санов. Сразу после Собора все осужденные, кроме протопопа Аввакума и дьякона Федора, покаялись и были прощены. Но эта победа сторонников реформы пользы Никону не принесла. Дело самого Никона не разбиралось, союзники Алексея Михайловича копили силы. Осенью в Москву прибыли патриархи Александрийский Паисий и Антиохийский Макарий.

Патриархи Константинопольский и Иерусалимский прислали в столицу письма, в которых выразили полное доверие своим коллегам и согласие на суд над Никоном. «Великий собор» одобрил реформу Никона, а затем занялся его делом. В роли обвинителя выступал царь. Со слезами на глазах он перечислил все нанесенные ему, Русской Православной церкви и государству «обиды». Никон защищался яростно и грубо.

Досталось в его высказываниях всем, особенно восточным патриархам. «Ходите по всей земле за милостыней!» — сурово повторял обвиняемый. Многие присутствующие на соборе относились к приездам восточных патриархов и митрополитов с иронией, но держали эту иронию в себе. Никон на «великом соборе» не сдерживал своего гнева. Собор единодушно снял с него патриаршество и священство и отправил осужденного в ссылку в Ферапонтовский Белозерский монастырь.

Ссылка Никона

Единодушие в оценке деятельности патриарха Никона у многих поколебалось после того, как был зачитан составленный греческими патриархами приговор. В нем четко была прописана идея о безоговорочном приоритете светской власти над церковной. Заезжие греки прекрасно понимали, почему царь московский так долго ждал их. И они не подвели Алексея Михайловича.

Против столь явного возвышения светской власти над духовной протестовали некоторые иерархи Русской церкви, причем все они являлись откровенными врагами Никона. Осудив своего противника, предпринявшего попытку возвысить Церковь над государством, они сказали «А». Но когда их «попросили» сказать «Б», они заартачились, не понимая, что весь глубинный смысл хорошо продуманного сценария «великого собора» 1666—1667гг. состоял в разгроме тех, кому грезилась  идея   «Православной  Священной   Русской  империи». А Никон потому и пал, что историческое течение нашей жизни не давало места его мечтам, и осуществлял он их, будучи патриархом, лишь постольку, поскольку ему это позволяло расположение царя.

Но сам опальный патриарх этого не понимал и не хотел понять. Когда его в монашеском клобуке вывели на улицу, он сел в сани и громко сказал:

—  Никон! Никон! Все это тебе сталось за то: не говори правды, не теряй дружбы! Если бы ты устраивал дорогие трапезы да вечерял с ними, то этого бы не случилось!

Народу изречение опального патриарха понравилось, люди стали жалеть Никона. Он был доставлен на патриарший двор. Здесь к нему явился Родион Стрешнев с деньгами и запасом мехов от царя. Никон отказался от подачки. Стрешнев передал ему, что царь просит у него прощения и благословения. Никон изрек: «Будем ждать суда Божия!».

За городом он принял теплую одежду и 20 рублей от небогатой вдовы. Сопровождал его отряд в 200 стрельцов. В Ферапонтовом монастыре ему запретили писать и получать письма.

Печать царя Алексея Михайловича. 1667г.

Царь неоднократно пытался примириться с Никоном. Тот от примирения не отказывался, но и прощения царю не давал, «не разрешал его совершенно», выставляя перед царем условие: когда вернешь, тогда и прощу, и благословлю.

Печать царя Алексея Михайловича. 1667г.

Но куда ж такого матерого политика возвращать? В Москву? На патриаршую кафедру? В 1668г. люди донесли, что к Никону являлись казаки с Дона, и будто бы они хотели вызволить пленника. Естественно, была усилена и без того надежная охрана. 20 стрельцов с тяжелыми дубинами постоянно дежурили у кельи Никона, хватали всех, кто оказывался рядом.

После смерти царицы Марьи Ильиничны царь вспомнил о бывшем друге, послал к нему Стрешнева с деньгами. Никон от денег отказался. Он держался несколько лет, но в 1671г. сдался. Заточение в келье Ферапонтова монастыря надломило волю старика. Не железным он был, хоть и упрямым. Железным был протопоп Аввакум.

В 1671г. Никон написал царю письмо, полное жалости к самому себе... «Сижу в келье затворен четвертый год... цинга напала, ноги пухнут, из зубов кровь идет, глаза болят от чада... ослабь меня хоть немного!» В это же время Алексею Михайловичу донесли о том, что Никон посылал Стеньке Разину человека, но ссыльный наотрез отрицал это. Царь поверил ему, но перевести в Иверский или в Воскресенский монастыри не решился, повелев ослабить режим заточения Никону и часто посылая в Ферапонтов монастырь обильные подарки.

Монахи Соловецкого монастыря

В 1667г. монахи Соловецкого монастыря, не согласные с реформой низложенного патриарха, послали царю письмо с просьбой разрешить им отправлять богослужение по старым книгам. Царь дал отрицательный ответ. После недолгой переписки с монахами он послал в Соловки войско. Монахи взялись за оружие. Соловецкий монастырь, возведенный Филиппом Колычевым, представлял собой хорошую крепость. На стенах его защитники установили 90 пушек, запасов продовольствия здесь было собрано на несколько лет, на помощь монахам набежало со всех концов страны (в том числе и с Дона) много разбойного люда — не так-то просто было взять крепость.

Царские люди осаждали Соловецкий монастырь несколько лет. Сменяли друг друга воеводы, увеличивалось число воинов в их войсках, и какими только приемами и средствами не пользовались стоявшие под стенами Соловецкой обители военачальники. Но монастырь взять они не могли. В таких случаях очень часто дела решают предатели. Нашелся предатель и в Соловках. В январе 1676 г. монастырь был взят.

Сев. Зосима и Савватий Соловецкие с видом монастыря. Икона 1709г.

Сев. Зосима и Савватий Соловецкие с видом монастыря. Икона 1709г.

С раскольниками расправились сурово. Пустозерск и Кола — обители для приговоренных к медленной голодной смерти — ждали самых непокорных. А тех, кто просил прощения и отрекся от своих убеждений, царь простил и оставил в Соловецком монастыре.

Но огонь пушек со стен Соловецкого монастыря воспламенил сердца людские, и раскол степным пожаром распространился по Руси.

Возвращение из ссылки Никона

В Москве сменились три патриарха: Иосиф, Питирим, Иоаким. Они побаивались опального Никона и делали все, чтобы царь не выпустил его из Ферапонтова монастыря.

В 1667г. скончался царь Тишайший. На российский трон воссел Федор Алексеевич. Через 5 лет патриарх Иоаким и Собор благословили царя вернуть из ссылки совсем уж больного Никона. Теперь его можно было возвращать в столицу России. Он был уже не опасен ни царю, ни патриарху Иоакиму, которого когда-то выписал из Киева в Москву, назначил келарем в Чудов монастырь и который предал своего благодетеля...

Никон был тяжело болен. Едва передвигавшего ноги, привезли его на берег реки Шексны. Он попросил ехать через Ярославль. Его посадили в струг, и побежали перед глазами живописные берега. Но быстрее реки бежала молва! Люди стояли на берегу, молча смотрели на струг, в котором сидел седой старец.

Струг достиг Толгского монастыря неподалеку от Ярославля. Здесь к Никону подошел архимандрит Сергий. Когда-то он издевался над поверженным патриархом, теперь поклонился ему в ноги, попросил прощения и честно сказал, что хотел угодить Собору. Старец простил Сергия, и тот с лицом просветленным и душой прощенной сопровождал Никона. Струг с Волги вошел в реку Которосль. И здесь встречала Никона толпа людская. Народ вытащил струг на берег, стал целовать патриарху руку, а он уже так устал (да не ехать, а жить!), что лишь робко и бессловесно поворачивал голову туда-сюда. Вечером Никон услышал благовест к вечери, оправил волосы, бороду одежду. Архимандрит Никита прочитал отходную. Никон послушно сложил руки на груди и умер.

Династия Романовых