История, Как Возникло Древнерусское Государство, История рода Рюриковичей, Старинные Печати, Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней, Символы и Святыни России в Картинках, Преподобный Феодосий Кавказский, Русские Святые, Как Появились Награды в России, Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград, Русские Народные Игры, Русские Хороводы, Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья, История Древней Греции, Чудеса Света, История Развития Флота, Автомобили Внедорожники, Отдых в Волгограде

Меню Сайта

Главная

Как Возникло Древнерусское Государство

Русские князья период от 1303 до 1612 года

Династия Романовых

История России с конца XVIII до начала XX века

История и мистика при Ленине и Сталине

История КГБ от Ленина до Горбачева

История Масонства

Казни

Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней

Символы и Святыни Русской Православной Церкви

Символы и Святыни России в Картинках

Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград

Награды Российской Империи

Русские Народные Игры

Хороводы

Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья

История Древней Греции

Преподобный Феодосий Кавказский

Русские Святые

Чудеса Света

Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы

Катастрофы

Реактивные самолеты и ракеты Третьего рейха

История Великой Отечественной Войны, Сражения, Нападения, Операции, Оборона

История формирования, подготовка, и выдающиеся операции спецподразделений (спецназа)

История побед летчика Гельмута Липфера

История войны рассказанная немецким пехотинцем Бенно Цизером

Мифы индейцев Южной Америки

История Развития Флота

История развития Самых Больших Кораблей

Постройка моделей Кораблей и Судов

История развития Самых Быстрых Кораблей

Автомобили Внедорожники

Вездеходы Снегоходы

Танки

Подводные Лодки

Туристам информация о Странах

Отдых в Волгограде

Loading

Гербы Российских Городов и территорий

Для каждого человека родной город — это малая Родина. Герб города определяет его лицо, способствует воспитанию гражданских, патриотических чувств. Геральдика, несмотря на свою «полузабытость», является для нас памятником прошлого нашей страны. Поэтому возрождение ее традиций — дело весьма важное» — так было написано в одной из газет еще в советские времена.

«Затруднение представляют изображения...»

Однако, как только дело дошло до практической разработки гербов городов, сделать это оказалось не так просто. Александр Борисович Лакиер, автор единственной в своем роде   книги   по  геральдике,   опубликованной   в   серединеXIX века, писал: «Затруднение представляют изображения на наших древних городских печатях и гербах.

Отчего у Пскова, например, барс? Конечно, не оттого, что здесь когда-нибудь мог водиться этот зверь. Отчего Смоленск выбрал себе райскую птицу? Дать положительный ответ на этот вопрос невозможно... Несмотря, однако, на такую необъяснимость эмблем во многих городских гербах, возможна их история».

Пока ученые, специалисты и исследователи ломали головы над научными проблемами истории отечественных городских гербов, для широкого круга любителей геральдики проблемы решались просто. Не задумываясь над символикой, простаки-энтузиасты объясняли присутствие в гербе медведя тем, что в данной местности когда-то водились медведи, а если в гербе изображался лось — то, стало быть, в округе «гуляли» лоси и т. д.

Встречались и вроде бы более аргументированные объяснения эмблем, однако, как показали последующие научные изыскания, совершенно несостоятельные. Например, наличие павлина, стоящего на полусфере, в гербе старинного русского города Серпухова некоторые объясняли так: «Павлин знаменует гордость, тщеславие, иногда обожание, любовь.

Но фигура павлина в гербе означает, согласно правилам геральдики, славное воспоминание о победе над тщеславным и гордым врагом». Серпуховский павлин якобы напоминает об одном из поражений врагов России под стенами города. Звучит красиво... А что в действительности?

В 1720-е годы из Герольдмейстерской конторы в русские города была направлена анкета-запрос о наличии у города герба, а в случае отсутствия такового содержалась просьба о присылке письменного свидетельства о «состоянии» города (сведений о его флоре, фауне, составе населения, истории, фортификационных сооружениях и т. д.). Из городской канцелярии Серпухова пришел ответ об отсутствии у города герба.

Что же касается «состояния», то город ничем особенным не знаменит, однако неподалеку расположен монастырь, а в «монастыре оном» разводятся павлины, «в отличие от других близколежащих мест». На полях этого сообщения, сохранившегося до наших дней, имеется помета: «переведено». Причем фраза о павлинах подчеркнута. Это означает, что данное сообщение переводчик И. В. Ардабьев, который работал вместе со специалистом по гербам, товарищем Герольдмейстера итальянцем графом Ф. Санти, приглашенным царем Петром I для создания гербов в России, прочитал по-русски не знающему языка профессионалу. И Ф. Санти выбрал для Серпухова соответствующую эмблему в геральдической интерпретации — павлин, стоящий на полусфере.

 

Герб г. Серпухова

Подобных курьезов в отечественной историографии предостаточно, однако из курьезов они могут превратиться в своеобразную дезинформацию, искажающую и без того многострадальную историю нашего Отечества. Очевидно, для того, чтобы правильно истолковать и объяснить появление тех или иных изображений в городском гербе, надо глубже вникнуть в историю его создания. Тем более актуально это сейчас, когда начали возрождаться многие исторические традиции, что связано с общим поворотом общественного сознания к гуманитарным наукам, к истории и, в частности, к таким еще недавно «никому не нужным» вещам, как гербы и символы.

Еще с феодальных времен...

Городской герб — явление социальное. В Европе он появился еще в феодальном обществе — как символ самоуправления города и свидетельство его особых привилегий.

В России города не имели должной самостоятельности на протяжении многих веков и потому особой нужды в городских гербах долгое время не было.

 

Герб г. Екатеринбурга

Одной из первых превратилась в городской герб ярославская эмблема, о чем свидетельствует петровский указ 1692 года, в котором впервые появился и термин «городской герб». Указ предписывал в местном органе администрации города Ярославля (Приказной избе) «быть печати изображением герб ярославской». На печати, кроме царского титула, помещалась надпись: «Печать града Ярославля». Рисунок герба города, выгравированный на печати, повторял эмблему Ярославского княжества из Титулярника 1672 года: стоящий на задних лапах медведь держит правой лапой положенную на плечо алебарду.

Гербу соответствовала и легенда об основании Ярославля, на месте которого когда-то князь Ярослав Владимирович Мудрый убил медведя. Эта легенда отражена и в «Сказании о построении града Ярославля». Ученые, исследовавшие язык «Сказания», пришли к выводу, что оно возникло не ранее XVII века. Тогда же появилась и ярославская эмблема, которая заняла свое место среди рисунков Титулярника, а потом перешла в городской герб.

 

Гербы городов, составленные Ф. Санти: Архангельск, Серпухов, Санкт-Петербург, Тула, Великие Луки

При Петре I создание городских гербов стало делом государственной важности, связанным с мероприятиями в области городского устройства. Царь-реформатор вывел городовые магистраты, которым отводилась роль главы «градского общества» из-под власти воевод и губернаторов (представителей центра), создав в 1720 году высший орган городского управления России — Главный магистрат. Последний должен был «ведать всех купецких людей судом и о их делах доносить в Сенат».

Российским городам предоставлялось незначительное, в основном формальное самоуправление, к тому же не успевшее утвердиться, однако символ города здесь «пришелся к месту». И с этого времени вопрос о создании городских гербов ставится на повестку дня. Сенатский указ 1724 года предписывал «во всех судебных местах сделать печати, а именно: в губерниях и провинциях и в городах, которые имеют гербы, на тех вырезать тех городов гербы, а которым нет, то нарисовать приличные вновь в Герольдмейстерской конторе, и с оных отослать те рисунки для рассылки во все судебные места в Юстиц-коллегию».

Городской герб должен был «украшать» не только печати судебных органов, но и знамена полков, расквартированных по городам, по поводу чего был издан особый указ. С 1712 года новые знамена начали изготовляться в Оружейной палате и отсюда рассылаться в полки. Впоследствии многие эмблемы со знамен использовались и в городских гербах.

Рисунки этих эмблем еще до создания в 1722 году Герольдмейстерской конторы были собраны воедино в специальном Знаменном гербовнике 1712 года. Он послужил источником эмблем для рисовальщиков городских гербов, когда Герольдмейстерская контора приступила к выполнению правительственного заказа по созданию печатей для судных мест. Для этого ей и понадобились сведения о старых гербах, которые Геральдическая контора рассчитывала получить с мест.

Ответы были присланы из четырех губернских канцелярий и почти из двух десятков провинциальных, а также из некоторых уездных городов Московской губернии. В ответах наблюдается поразительное единообразие — ни о каких прежних городских гербах большинство провинциальных канцелярий не знало.

«Обозначивание» городов носило массовый характер. Имеются сведения, что Ф. Санти «сочинил» провинциальных и городовых 137 гербов, «да к сочинению провинциям и городам гербов назначено 220 мест, а гербов не нарисовано». Данные сведения не совсем точны: в материалах-описях рисунков и бумаг, извлеченных из квартиры Ф. Санти, показаниях живописцев, работавших по его проектам и сохранивших художественное наследство своего наставника, вырисовывается реестр из 97 названий городов и областей, гербы которых сочинил, исправил, нарисовал по правилам геральдики пьемонтский дворянин граф Франциск Санти в бытность свою товарищем российского Герольдмейстера. В основу своей работы, если не имелось под рукой «художественного подспорья», например, Титулярника 1672 года или Знаменного гербовника, Ф. Санти положил «ведения» о городах, присылаемых по его запросам в Герольдмейстерскую контору. Приведем несколько примеров.

 

Герб г.  Иркутска

Так, для Тулы Ф. Санти составил «производственный» герб. В присланном из Тулы описании сообщалось, что на берегу реки Упы построен завод, где изготавливаются «фузейные и пистолетные стволы и штыковые трубки». Эти сведения отражены в рисунке герба губернского города Тулы, высочайше утвержденного в 1778 году. В Полном собрании законов Российской империи он описывается следующим образом: «В червленом (красном) поле горизонтально положенный на двух серебряных шпажных клинках, лежащих наподобие Андреевского креста, концами вниз, серебряный ружейный ствол; вверху же и внизу по одному молоту золотому. Все сие показывает примечания достойный и полезный оружейный завод, находящийся в сем городе».

 

Пчелиный улей. — Никому не открыт. Никто не может видеть, что внутри.

В реестре городских гербов, оставшемся в бумагах Ф. Санти, упомянуты города большие и малые, известные и малоизвестные. Каждому из них составлялся герб по мере поступления сведений о городе, а они были самые различные. Ф. Санти выбирал такой факт или такую характерную черту, которая, во-первых, могла вызвать у жителей определенные ассоциации, связанные с родным городом; во-вторых, графически легко воплощалась в специфический, только данному городу присущий знак.

 

Пес в огненном пламени. — Неустрашимая верность.

Многим городам Ф. Санти определил так называемые «говорящие» гербы, основная фигура (или фигуры) которых «говорит» о названии города (или об имени владельца). «С подачи» Ф. Санти «говорящие» гербы имеют города: Зубцов («в красном поле золотая стена со старинными зубцами»), Великие Луки («в красном поле три золотые большие лука»).

 

Рука, держащая щит и лавровую ветвь. — Под щитом. Под защитою.

Приложил руку товарищ Герольдмейстера и к исправлению существовавших до него эмблем. Речь идет об эмблемах Знаменного гербовника 1712 года, в котором содержались рисунки знамен с городскими эмблемами.

В частности, Ф. Санти изменил санкт-петербургскую эмблему. Для ротных знамен санкт-петербургских полков предназначалась следующая эмблема: золотое пылающее сердце под золотой короной и серебряной княжеской мантией. В Знаменном гербовнике 1729—30 годов, составленном через два года после отстранения Ф. Санти от герботворческих дел, содержится следующее описание санкт-петербургской эмблемы: «Скипетр желтый, над ним герб государственный, около его два якоря серебряные, поле красное, вверху корона императорская». К данному описанию добавлено, что сей герб составлен «против последнего Сантиева». Санкт-петербургская эмблема на протяжении всего XVIII века оставалась неизменной.

Еще один «говорящий» герб — Шлиссельбург (ключ-город), в котором Ф. Санти побывал лично. На петровских знаменах эмблемой города была колонна с якорями, у Ф. Санти же: «Ключ золотой под короною императорскою золотою... внизу крепость белая, поле синее». Однако работа по городскому герботворчеству, задуманная Петром I и воплотившаяся в реальные городские гербы, созданные в высшей степени профессионально, с кончиной императора прервалась. После его смерти возобладавшие во внутрироссийской политике феодально-крепостнические и бюрократические тенденции привели к ликвидации даже тех номинальных прав самоуправления, которые император предоставил российским городам. Едва народившиеся органы городского самоуправления превратились в придаток царской администрации.

 

Рука с мечом и померанцевою ветвью над шаром. — Железом и златом. Оружием и богатством.

(Из книги «Символы и емблемата»)

В новых условиях городской герб оказался вновь невостребованным. Составление городских гербов откладывается на неопределенное время, тем более что и деятельность СР. Санти закончилась весьма печально.

Он, получивший от Екатерины I звание обер-церемониймейстера, был заподозрен в причастности к антиправительственному заговору против Петра II и без суда и следствия сослан в Сибирь. И только когда императрица Елизавета Петровна возвратила из ссылки опальных заговорщиков, Ф. Санти указом от 28 августа 1742 года был возвращен прежний придворный чин обер-церемониймейстера, а позднее пожалован титул действительного тайного советника. Но до конца своих дней СР. Санти так и не вернулся к герботворчеству.

Герб г. Омска. XIX в.

Откликаясь на запросы времени

После отстранения Ф. Санти от занимаемой должности составление городских гербов в России находилось в состоянии, оставлявшем желать лучшего, пока вновь не возникла потребность в городской символике. Поводом к этому послужило основание в первой половине XVIII века города Оренбурга.

В 1735 году на юго-востоке Европейской части России был заложен сильный опорный пункт, имевший большое экономическое, политическое и стратегическое значение. С его возведением здесь укреплялись позиции и мощь Российской империи. Форпост способствовал развитию торговли с восточными странами и, кроме того, охранял эти земли. Построенный сначала на реке Ори город вскоре перенесли на другое место и назвали Оренбургом, а на месте первой закладки впоследствии вырос город Орск.

Законодательный правительственный акт предоставил Оренбургу некоторые права общественного управления. В числе привилегий, пожалованных императрицей Анной Иоанновной новозаложенному городу, упоминается особая магистратская печать. Описание ее помещалось в «Привилегии городу Оренбургу», опубликованной 7 июня 1734 года. На печати — щит, трижды разделенный поперек золотыми и черными полосами (государственные цвета — свидетельство императорской милости) в знак того, что «трех подданных наших народов сей город защитою и прибежищем быть имеет»; в щите изображены два копья в центре, два наверху, два по бокам как свидетельство того, «что оные народы сие оружие обыкновенно на войне употребляют».

Активное участие в разработке символики этой печати принял Иван Кириллович Кирилов, в 1734—1737 годах руководивший Оренбургской экспедицией.

И. К. Кирилов, или кто-то из его сотрудников, остановил свое внимание на варианте, изображавшем орла, сидящего на вершине горы. Правда, орлу были приданы геральдические аксессуары: корона над головой, а по сторонам гербового щита — знамена и предметы вооружения.  Именно такой мы видим эмблему Оренбурга, которую художник Я. Кассель, изобразивший Оренбург 1734—1736 годов, поместил на своем рисунке.

 

Составленные М. М. Щербатовым гербы г. Оренбурга и г. Харькова, утвержденные правительством в конце XVIII в.

Однако при И. К. Кирилове утверждения герба Оренбурга не произошло. Сменивший его в 1737 году на посту руководителя Оренбургской экспедиции известный русский историк В. Н. Татищев продолжал добиваться официального утверждения герба для Оренбурга, предлагая и ряд рисунков гербов. Рисунки этих гербов имеются в рукописи историка Петра Ивановича Рычкова «Известия о начале и состоянии Оренбургской комиссии». Он пишет: «Получены были на разныя его, тайного советника (Татищева. — Н. С), доношения всемилостивейшие указы, между которыми указом от 30 декабря 1737 года и сие было определено, чтоб городу Оренбургу, кроме магистратского, особый герб иметь и оный в Оренбургском драгунском полку на знаменах и на прочих полковых принадлежностях употреблять».

Однако орел, сидящий на вершине скалы, не стал гербом Оренбурга. В 1782 году этому городу в качестве герба дана была совсем другая эмблема: «Златое поле, разрезанное наполы голубою полосою... в верхней части — выходящий двуглавый орел, в нижней части — голубой Андреевский крест». Сочинена эмблема либо самим тогдашним Герольдмейстером, известным историком князем Михаилом Михайловичем Щербатовым, либо по его непосредственному указанию.

Знаки, олицетворяющие город, все больше входили в жизнь русского общества, и не только в связи с самими городами. Так, вновь формирующиеся полки обязательно назывались по имени города, а на их знамени должен был изображаться его герб. Заказы на такие эмблемы поступали в Герольдмейстерскую контору из Военной коллегии.

 

Герб г. Малоярославца

Академия наук тоже заинтересовалась территориальными эмблемами. Символизирующие тот или иной город, они использовались при составлении карт, атласов, географических описаний. Еще И. К. Кирилов  ввел  эту  практику: ряд карт областей и провинций в его «Атласе Всероссийской империи» снабжен гербами и эмблемами территорий. Академия наук собирала сведения о городских гербах не только в связи с экономико-географическим описанием России, входившим в ее компетенцию, но и для трудов иного рода — по физической и политической географии России. По ее запросу, например, в 1732 году Герольдмейстерская контора послала в академию рисунки городских гербов, составленные еще Ф. Санти.

В конце 30-х годов XVIII века городские гербы привлекли внимание Сената. В 1737 году издается указ о хранении подлинных рисунков гербов в Герольдмейстерской конторе, рассылать по запросам разрешалось только копии. Начинается поиск составителя гербов, который мог бы делать эту работу так же квалифицированно, как и Ф. Санти. И такого человека нашли. Это был упоминавшийся ранее Василий Евдокимович Адодуров — первый русский адъюнкт Академии наук; он обладал разносторонними знаниями, благодаря которым снискал себе славу человека, способного разобраться в любом деле и освоить любую науку. Это, по-видимому, и послужило поводом к назначению его сначала на должность товарища Герольдмейстера («к сочинению гербов»), а в начале 1750-х годов он становится Герольдмейстером.

С приходом в Герольдмейстерскую контору В. Е. Адодурова возобновляется работа по планомерному и организованному составлению городских гербов.

Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней