История, Как Возникло Древнерусское Государство, История рода Рюриковичей, Старинные Печати, Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней, Символы и Святыни России в Картинках, Преподобный Феодосий Кавказский, Русские Святые, Как Появились Награды в России, Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград, Русские Народные Игры, Русские Хороводы, Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья, История Древней Греции, Чудеса Света, История Развития Флота, Автомобили Внедорожники, Отдых в Волгограде

Меню Сайта

Главная

Как Возникло Древнерусское Государство

Русские князья период от 1303 до 1612 года

Династия Романовых

История России с конца XVIII до начала XX века

История и мистика при Ленине и Сталине

История КГБ от Ленина до Горбачева

История Масонства

Казни

Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней

Символы и Святыни Русской Православной Церкви

Символы и Святыни России в Картинках

Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград

Награды Российской Империи

Русские Народные Игры

Хороводы

Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья

История Древней Греции

Преподобный Феодосий Кавказский

Русские Святые

Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы

Чудеса Света

Катастрофы

Реактивные самолеты и ракеты Третьего рейха

История Великой Отечественной Войны, Сражения, Нападения, Операции, Оборона

История формирования, подготовка, и выдающиеся операции спецподразделений (спецназа)

История побед летчика Гельмута Липфера

История войны рассказанная немецким пехотинцем Бенно Цизером

Мифы индейцев Южной Америки

История Развития Флота

История развития Самых Больших Кораблей

Постройка моделей Кораблей и Судов

История развития Самых Быстрых Кораблей

Автомобили Внедорожники

Вездеходы Снегоходы

Танки

Подводные Лодки

Туристам информация о Странах

Отдых в Волгограде

Loading

Хороводы

Хоровод Женин разлад

Жена долго повиновалась умной строгости своего мужа, наконец, когда ей это надоело, уже не хочет слушать его: она идет гулять, забывает своего мужа и не идет к нему. Муж любит жену за одну ее красоту, ласкает и обещает ей во всем дать волю.

Торжествующая жена ставит условия, муж соглашается на все, но когда она объявила себя свободной, тогда муж бросил ее. Это показывает слабость мужа, который, будучи сам виновным в легкомыслии жены, находит одно средство в своем горе — расстаться с женой.

Муж и жена стоят в середине хоровода; они сначала не смотрят друг на друга, потом сходятся, смотрят и расстаются: жена — с презреньем, а муж — с грустью. Играющие ходят вокруг них и поют:

Я малешенек у матушки родился,

 Я глупешенеку батюшки женился,

Привез себе жену молодую,

Словно грушу зеленую,

Словно яблочко налитое.

А жена-то молодчика не возлюбила,

Негодяем молодчика называла.

Как пошла молодая жена,

Как сама гуляла без меня.

Ровно девять денечков

Ко мне, мужу, не бывала,

На десятой денечек

Ко мне, мужу, жена приходила,

Не дошедши, остановилась,

Мне, негодяю, поклонилась.

Жена оборачивается к мужу.

Жена.  Ах ты, муж негодный! Будешь ли кормить хлебом?

Муж.  Сударыня жена! Буду кормить калачами.

Жена. Будешь ли, негодный, Меня поить квасом?

 Муж. Буду я поить сытой, Сытой медовою.

 Жена. Будешь ли, негодный, Пускать меня в гости?

Муж. Сударыня жена, Ступай вовсе!

Муж и жена расходятся, подруги уговаривают жену прийти и поклониться мужу; она сначала не хочет, потом идет и кланяется ему в ноги, но муж гонит ее от себя.

Б. Кустодиев. Гулянье (Гулянье на Волге)

Хоровод Старый и молодой муж

Одного мужчину изображают старым мужем, а другого — молодым. Представляющая же невесту посматривает грустно на старого, ходит печально по комнате и заламывает руки; прочие

ПОЮТ:

Ай горе! ай горе!

Напасть превеликая,

Печаль неутолимая! Как же мне, как же мне

За старого замуж идти,

За старого замуж идти?

Берет старого за руку и оборачивается к нему спиной:

Вот так, вот этак!

За старого замуж идти, За старого замуж идти.

Ай горе! ай горе!

Напасть превеликая,

Печаль неутолимая! Как же мне, как же мне

Старому постелю слать, Старому постелю слать?

Бросает на пол грязную тряпку:

Вот так, вот этак!

Старому постелю слать, Старому постелю слать. Ай горе! ай горе!

Напасть превеликая, Печаль неутолимая! Как же мне, как же мне

Старого на постелю класть, Старого на постелю класть,

Толкает старого мужа на тряпку:

Вот так, вот этак!

Старого на постелю класть, Старого на постелю класть. Ай горе, ай горе!

Напасть превеликая, Печаль неутолимая! Как же мне, как же мне

Старого обнимать будет, Старого обнимать будет?

Обнимает воздух над головой старого:

Вот так, вот этак!

Обнимать старого будет. Обнимать старого будет? Ай горе! ай горе!

Напасть превеликая, Печаль неутолимая! Как же мне, как же мне

Старого целовать будет, Старого целовать будет?

Она целует старого и потом плюет на землю:

Вот так, вот этак!

Старого целовать будет, Старого целовать будет. Ай горе! ай горе!

Напасть превеликая, Печаль неутолимая!

Как же мне, как же мне

Старого подымать будет, Старого подымать будет?

Подымает старого и толкает его:

Вот так, вот этак! Старого подымать будет, Старого подымать будет.

Та же девушка, которая горевала, смотрит иначе на молодого и пляшет от радости.

Ай радость! ай радость!

Веселье великое!

Веселье великое! Как же мне, как же мне

За молодого замуж идти,

За молодого замуж идти?

Берет молодого за руку, ведет его за собой и любуется им:

Вот так, вот этак!

За молодого замуж идти,

За молодого замуж идти.

Ай радость! ай радость!

Веселье великое!

Веселье великое! Как же мне, как же мне Молодому постелю слать?

Стелет пуховую постель и кладет в головы пуховую подушку.

Вот так, вот этак! Молодому постелю слать, Молодому постелю слать,

Ай радость! ай радость!

Веселье великое!

Веселье великое! Как же мне, как же мне Молодого на постелю класть, Молодого на постелю класть?

Берет молодого за руки и тихо его опускает на постель:

Вот так, вот этак!

Молодого на постелю класть,

Молодого на постелю класть.

Ай радость! ай радость!

Веселье великое!

Веселье великое! Как же мне, как же мне Молодого обнимать будет, Молодого обнимать будет?

Прижимает молодого к своей груди:

Вот так, вот этак! . Молодого обнимать будет, Молодого обнимать будет!

Ай радость! ай радость!

Веселье великое! Веселье великое! Как же мне, как же мне Молодого целовать будет, Молодого целовать будет?

Целует его страстно:

Вот так, вот этак! .  Молодого целовать будет, Молодого целовать будет.

Ай радость! ай радость!

Веселье великое!

Веселье великое! Как же мне, как же мне, Молодого подымать будет, Молодого подымать будет?

Берет молодого под руки, подымает осторожно и сажает на приготовленное место.

Вот так, вот этак! Молодого подымать будет, Молодого подымать будет.

Выход замуж девушки за старого показан еще в следующих двух хороводных песнях:

По реке, реке селезень плывет, Девушкам весть несет нерадостную:

Скорую грамотку

По белому бархату.

Быть тебе, девушка,

За старым за мужем;

Быть тебе, девушка,

Старою бабою, безобразою.

Знала бы я, девушка, да ведала,

Я бы мылами не умывалася,

Я бы белилами не белилася

И румянами не румянилася,

Сурмилами не сурмилася.

Еще поют:

По морю, по моречку синему,

Плавала, плавала лебедушка белая;

Плакала, плакала душа красна девушка.

Как мне быть, как мне быть,

За старого замуж иттить?

Как эдак и вот эдак!

Как то мне, как то мне

Старому постель будет слать?

Как эдак и вот эдак!

Как то мне, как то мне

Старого спать будет класть?

Так эдак и вот эдак!

Как то мне, как то мне

Старого целовать будет?

Так эдак и вот эдак!

Вам нечего меня учить,

Я с старым не хочу жить.

С старым жить мне не хочется,

К нему мое сердце не ворочается.

Я пойду замуж за ровнюшку,

За хольную головушку.

Сама ровнюшке буду постелю слать.

Таки буду, таки буду похаживать,

Буду с ровней распевать,

Правой ручкой обнимать,

Раздушенькой называть.

Таки буду, таки буду поживать,

Буду ровнюшку целовать,

Сокровищем называть,

Туго к сердцу прижимать.

Не об чем будет плакать, горевать,

Таки буду, таки буду поживать.

Старый жених не мил,

Он противен и постыл.

Быть замужем за старым никому не нравится:

Жалко девка плакала:

За старого замуж иду!

Ты, старый, ты, старый муж,

Сгубил мою голову,

Всю девичью красоту.

Ой на горе калина,

Под горою малина!

Тут идут бояре,

Вскричали Ульяну.

Вспомянет ли батюшка?

Он высоко и далеко!

А я вспомяну и прочь пойду,

Прочь пойду и не забуду.

Среди Москвы повалуша стоит,

За повалушею красна девица сидит.

Она плачет, как река льется:

Потеряла трое золоты ключи,

С шелковым поясом,

С серебряным мутовизком (шнурком).

Кто бы мои ключи нашел,

За того б я замуж пошла!

Хоть бы за старого, за малого,

Хоть бы за ровнюшку за пьяницу.

Идет старый из улицы,

Он правой рукой помахивает,

Золотыми ключьми побрякивает.

Красная девица возговорила:

Пропадай же мои золоты ключи,

С шелковым поясом,

С серебряным мутовизком.

 

И. Вечтамов. Мирская сходка

Хоровод Вдова

Хочется ли молодушке оставаться вдовушкой? Больно вдовушке жить одной. Невольные воспоминания тревожат ее. Посмотрит ли она на своих гуляющих подруг, у нее забьется сильно сердце: ей нельзя гулять с ними. Что скажут тогда про вдовушку? Приглашают ли ее на посиделки, она не идет: ей не до веселья. В этой игре изображается печальная вдовушка: она стоит на возвышении, около нее поет хоровод. Иные покрывают лицо вдовушки платком, водят ее в кругу и утешают. При слове, выражающем ее тоску, она оборачивается к хороводу и представляет себя плачущей. Первые два стиха поются протяжно, а последние — коротко и скоро:

Как у наших у ворот Стоял девок хоровод,

Хоровод, хоровод,

Ой люли, хоровод! Все девки веселы, Одна лишь Марьюшка,

Хоровод, хоровод,

Ой люли, Марьюшка! Одна лишь Марьюшка, Безутешна вдовушка,

Хоровод, хоровод,

Ой люли, вдовушка! Во садику гуляет, Личико утирает,

Хоровод, хоровод,

Ой люли, хоровод! Личико утирает, Словечушко говорит!

Хоровод, хоровод,

Словечушко говорит!

Вдова начинает говорить, а после нее хоровод повторяет последние два стиха.

Мне счастья не видать, С молодцами не гулять. Повторение хоровода. Хоровод, хоровод, Ой люли, не гулять!

Меня вы не держите, Отсюда отпустите. Повторение хоровода. Хоровод, хоровод, Ой люли, отпустите!

Хоровод расплетается, и вдовушка выходит из круга. Место вдовы занимает по условию другая какая-либо девушка. В этой игре не участвуют мужчины.

Хоровод «вдова» очень искусно приноровлен поселянами к их быту, и эта же песня поется еще иначе:

Как у наших у ворот,

Люди, право, у ворот! Стоял девок хоровод,

Люли, право, хоровод! У точеных у дверей,

Люли, право, у дверей! Все девки веселы, веселы,

Люли, право, веселы! Одна девка лучше всех!

Люди, право, лучше всех! Авдотьюшка вдовина,

Люди, право, вдовина! По бережку гуляет,

Люли, право, гуляет! Рукавчиком махает!

Люли, право, махает! Сердечушком воздыхает,

Люли, право, воздыхает! Словечушко говорит,

Люли, право, говорит! Ах! свет моя сторона,

Люли, право, сторона! Покровская слобода,

Люли, право, слобода! Уж мне в тебе не бывать, Люли, право, не бывать!

Пивца, винца не пивать,

Люли, право, не пивать! Сладких яблок не едать,

Люли, право, не едать! С молодцами не гулять,

Люли, право, не гулять!

Вместо окончательных стихов «люли, право, у ворот; люли, право, хоровод» и т. д., другие поют: «Люли, браво, у ворот, люли, браво, хоровод» и т. д. Нет сомнения, что слово «право»переиначено песельниками в «браво», тем более, что эта песня довольно старинная, пелась прежде иначе, и без «браво», которое вошло у нас в обиход едва ли ранее конца XVIII века. Вот как она пелась в старину:

У наших-то у ворот, да у ворот, У точеных у дверей, да у дверей, Стоял девок хоровод, да хоровод. А все девки веселы, да веселы, Одна девка лучше всех, да лучше всех, Авдотьюшка вдовина, да вдовина. По бережку гуляла, да гуляла, Рукавчиком махала, да махала, Сердечушком вздыхала, да вздыхала, Словечушко сказала, да сказала: Ах ты свет, моя сторона, да сторона! Покровская слобода, да слобода, Уж мне в тебе не бывать, да не бывать, Пивца, винца не пивать, да не пивать; Сладких яблок не едать, да не едать, С молодцами не гулять, да не гулять.

Хоровод Гуляй, гуляй

Эта забава сопровождается не одним только пением, но и пляской. Когда наши добрые мужички развеселятся и язычок у них развяжется, тогда начинают они игру «гуляй, гуляй». Женушки себе тоже, только с молодцами. Мужичок и пляшет, и поет, и скачет, и гуляет; мужичок и учит свою жену: он берет плетку и напоминает ей о разгулье. Это характерная игра, которая живо рисует разгульную жизнь наших мужичков.

Хоровод составляется из девушек, молодушек и молодцов. Взявшись за руки, ходят кругом, пляшут и поют:

Как у нас во пиру Как у нас во беседе;

Ай люли, люли, во беседе! Всем молодушкам весело, Всем Ивановнам весело;

Ай люли, люли, весело! Одной молодушке грустно, Одной молодушке скучно;

Ай люли, люли, скучно! Уж у ней ли старой муж, Уж у ней ли старой гриб,

Ай люли, люли, старой гриб! Молодушке погулять, Молодушке побывать,

Ай люли, люли, побывать! С ребятами поиграть, С неженатыми потолковать,

Ай люли, люли, потолковать! Запрещает, не велит, Грозит бедную побить,

Ай люли, люли, побить! Слезы катятся, играть хочется, А стару мужу не покорюсь,

Ай люли, люли, не покорюсь! Отпусти, сударь-батюшка, На улицу погулять,

Ай люли, люли, погулять! Я пошла млада, разгулялась, Во зеленом саду разыгралась,

Ай люли, люли, разыгралась! Все с ребятами с неженатыми. Что заря пришла, я домой пошла!

Ай люли, люли, пошла! Родной батюшка у ворот стоит: Ты поди, поди, моя бедная;

Ай люли, люли, бедная! Твой высок терем растворен стоит,

Твой ревнивый муж за столом сидит.

Ай люли, люли, сидит! Шелкова плетка на столе лежит, Толстая дубинка перед ним,

Ай люли, люли, перед ним! Я взошла во высок терем, Мой высок терем затворяется,

Ай люли, люли, затворяется! Мой ревнивый муж подымается, Щелкову плеть со стола берет,

Ай люли, люли, берет! Плетка свистнула, руда брызнула; Уж ты где была, жена-срамница?

Ай люли, люли, срамница! Я была, молода, во зеленом саду, Все с ребятами с неженатыми,

Ай люли, люли, с неженатыми!

После пения подходит подгулявший мужичок и ищет свою женушку. В кругу прячут ее, он успевает заметить ее и уводит с собой, приговаривая: «Вотяте! Все с ребятами с неженатыми». Она просится погулять, муж сердится и грозит ей. Затем снова возобновляют игру по желанию.

Хоровод Разгульная жена

Кто не знает, какое горе для мужа, когда разгуляется его жена? Увлекаясь веселой жизнью, она нарушает иногда супружескую верность, которая в кругу наших поселян до сих пор священна. Да пребудет навсегда ненарушимо и свято супружество! Несчастье мужей изобрело игру «разгульная жена», или, как иные называют, «гулливая».

Мужчины, девушки и женщины становятся в кружок и поют часто укоризненные слова о жене, прямо не в бровь, а в глаз. Порок открывается, несмотря на скрытность женщины: изворотливость ее не смягчает справедливо разгневанного мужа. Одна из женщин разыгрывает разгульную жену, которую помещают в кружке. Женщина сначала издевается над разгульной, потом начинают петь все хором:

Вдоль по улице широкой, По большой, по широкой!

Ой люли, по широкой! Шли красны девушки, Шли все молодушки,

Ой люли, молодушки!

Тут разгульная поет с девушками:

Девушки, подождите,

Меня с собой возьмите,

Ой люди, возьмите!

Пойду, погуляю,

Я мужа не спрошаю.

Ой люди, не спрошаю!

Мой муженек-старичишка

Не пускает на игрища,

Ой люли, на игрища!

Я иду сама гулять,

С молодцами поиграть,

Ой люли, поиграть!

Старик мой, старичишка,

Отпусти погулять,

Ой люли, погулять!

Хор мужчин отвечает:

Я тебя отпущу,

Но домой не пущу,

Ой люли, не путцу!

Весь хор:

С ребятами гулять,

Ой честь потерять,

Ой люли, потерять!

Рассерженный муж уводит свою жену. Толпа старушек корит ее; молодые, только женившиеся, слушают с трепетом, чтобы нарекание не пало и на их жен. Часто мужья-старики досадуют на эту забаву, но слова из песни не выкинешь, говорят им насмешницы, и игру начинают вновь. Некоторые замечают, что эта игра — любимый хоровод заокских жителей; но я видел ее и в южных местах России, только с большими изменениями, и часто приплетают к этой игре свои припевы, нарочно выдуманные для этого.

 

И. Грабарь. Мартовский снег

Хоровод Молодецкий сын

Под этим названием иные понимают скупого, который, заехав в чужую сторонушку, не сорит деньгами. Парень долго ходил по свету, искал себе жену и наконец нашел веселую, как он сам; беспечную и игривую; как его удальство. Девушки и молодые парни, составив хоровод, ставят в середине молодецкого сына и прохаживаются вокруг него, распевают про житье-бытье молодецкого сына:

На горе калинушка стояла,

Разными цветами расцветала.

На той ли на калине сидит соловейка,

Весел песни распевает,

Холостому молодцу весть подает:

Пора тебе, молодец, жениться,

Тебе, красной девушке, постричься.

Пойду ли я на матушку на Волгу,

К наибольшему там атаману:

Чем меня государь-батюшка подарует?

Подарил меня государь-батюшка женою,

Глупою женою, неразумною:

Я за гудок, а она за прялку,

Я в гудок играти, а она мотати.

Незачем в люди на кручину,

Дома кручинушки довольно.

Подарил меня государь-батюшка женою,

Умною женою и разумною:

Я за гудок, а она за песни,

Я в гудок, а она плясати.

Незачем в люди по веселье,

Дома весельица довольно.

Говорят, что прежде выставляли молодецкого сына перед всеми: тут девушки бранили его, и если он не исправлялся, то наказывали.

Приятно, очень приятно слышать, что существовал подобный обычай на Руси. В нем заключается хороший урок и для нынешних щеголей, называющихся львами и а-ля мужик.

Хороводы