История, Как Возникло Древнерусское Государство, История рода Рюриковичей, Старинные Печати, Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней, Символы и Святыни России в Картинках, Преподобный Феодосий Кавказский, Русские Святые, Как Появились Награды в России, Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград, Русские Народные Игры, Русские Хороводы, Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья, История Древней Греции, Чудеса Света, История Развития Флота, Автомобили Внедорожники, Отдых в Волгограде

Меню Сайта

Главная

Как Возникло Древнерусское Государство

Русские князья период от 1303 до 1612 года

Династия Романовых

История России с конца XVIII до начала XX века

История и мистика при Ленине и Сталине

История КГБ от Ленина до Горбачева

История Масонства

Казни

Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней

Символы и Святыни Русской Православной Церкви

Символы и Святыни России в Картинках

Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград

Награды Российской Империи

Русские Народные Игры

Хороводы

Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья

История Древней Греции

Преподобный Феодосий Кавказский

Русские Святые

Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы

Чудеса Света

Катастрофы

Реактивные самолеты и ракеты Третьего рейха

История Великой Отечественной Войны, Сражения, Нападения, Операции, Оборона

История формирования, подготовка, и выдающиеся операции спецподразделений (спецназа)

История побед летчика Гельмута Липфера

История войны рассказанная немецким пехотинцем Бенно Цизером

Мифы индейцев Южной Америки

История Развития Флота

История развития Самых Больших Кораблей

Постройка моделей Кораблей и Судов

История развития Самых Быстрых Кораблей

Автомобили Внедорожники

Вездеходы Снегоходы

Танки

Подводные Лодки

Туристам информация о Странах

Отдых в Волгограде

Loading

«Живые торпеды» сегодня

В период второй мировой войны сформировались две тактики применения «живых торпед». Они в значительной степени зависели от типа используемого снаряжения и общих стратегических потребностей, связанных с положениями военной доктрины и возможностями тыла.

Исторически первым оказался метод, взятый на вооружение в Италии и Англии. Его можно назвать диверсионным. Здесь характерна тщательная и нередко длительная подготовка каждой операции с участием агентурной разведки и авиации. Статистика свидетельствует о решающем значении этого фактора. При правильно проведенной разведке успехом завершалось 80% атак «живых торпед» по сравнению со средней цифрой побед около 30%.

Команды штурмовых подразделений старались обучать индивидуально в зависимости от конкретных потребностей и особенностей местных природных и военных условий. Подбор коммандос отличался продуманностью и осуществлялся в жестком режиме. Процесс обучения боевых ныряльщиков — подводных пловцов даже во время войны длился по крайней мере несколько месяцев, а иногда и лет (Италия). В ходе планирования уделялось большое внимание безопасности и созданию шансов для возвращения пловцов — о людях весьма заботились. Это диктовалось не только стоимостью и длительностью «создания» выносливого подводного диверсанта, но и желанием получать информацию из первых рук о деталях проведения операции. Такой опыт имел огромную ценность. Именно благодаря ему устранялись технические недостатки снаряжения и тактические просчеты. Как правило, для диверсантов создавались возможности возвращения за счет соответствующей конструкции подводных судов, которые после выполнения задания могли возвращаться на корабль или базу. Кроме того, существовали аварийные каналы эвакуации, основанные чаще всего на агентурных сетях и дружеских подпольных организациях.

При данной тактике выбирались важные цели большого военного и пропагандистского значения, оправдывающего риск и расходы. Почти неизменно это касалось портов и других территорий, где подобные объекты находились в пределах досягаемости. Нередко это были районы, весьма удаленные от своих баз снабжения или напротив, пункты близко расположенные, но с сильной обороной, считающейся непреодолимой для диверсантов. В атаках участвовали небольшие группы «живых торпед» — чаще по три штуки, что было связано с транспортными возможностями судов-носителей и необходимостью маскировки. Сочетание с другими типами вооружений встречалось редко.

Описанные выше приоритеты стимулировали развитие транспортных средств, служащих для перевозки «живых торпед» поближе к месту атаки. Использовались и законспирированные опорные базы, находящиеся рядом с целями. Техника подрыва включала подвешивание взрывных зарядов, прикрепление их зажимами, складывание на дне под целью. Закладывались также магнитные мины с меньшей мощностью и мины на поплавках, фиксируемых на обшивке судов благодаря подъемной силе. Несмотря на относительно небольшое число использованных подводных судов, эта тактика принесла наибольший успех по сравнению с другими методами диверсий, применявшихся во 2-й мировой войне.

Немецко-японская тактика имела преимущественно противоположную направленность, хотя были и общие черты. «Живые торпеды» служили здесь заградительным оружием, чем-то вроде  плавающих торпедных установок,  которые  должны  были заменить  прибрежные подводные суда и катера. Следствием этого принципа стало формирование крупных штурмовых бригад численностью свыше 50 человек. В данном случае фактор неожиданности играл второстепенную роль. Меньшие группы были характерны для императорского японского флота, ко и здесь на подводных лодках высылали несколько десятков живых торпед («кайтэнов») одновременно. Операции против отдельных крупных судов можно считать исключением из правил. Немцы почти не использовали транспортировку «живых торпед» на бортах других судов и не проводили операции на отдаленных от баз территориях. В преобладающем большинстве случаев их штурмовые соединения сражались с морским десантом уже на далеко зашедшей стадии боев, т.е. после укрепления плацдармов.

Исключением являлась японская практика атаки «живыми торпедами» с подводных лодок на плывущий конвой. Однако и здесь трудно увидеть сходство с изощренным мастерством итальянских подводников, поскольку действия японцев сводились к прочесыванию моря, их атаки носили в большой мере случайный характер. Такого рода тактика отличалась массовым производством несложного снаряжения и игрой человеческими жизнями. Обучение длилось недолго и носило поверхностный характер. Делалась ставка исключительно на дух и героизм пилотов, которыми стремились заменить пробелы в образовании и оснащении. В крайних формах это проявилось в Японии в виде отрядов самоубийц, но аналогичная подготовка велась и в Германии. Эффективность подобных методов была незначительной, что стало понятным даже их инициаторам и сторонникам. Например, в Германии в 1945 г. пришлось отказаться от массированных атак «Негеров». Провалы операций с «живыми торпедами», организованными на японо-немецких принципах, вытекали из несовершенства оборудования и плохой подготовки пилотов. Из-за большой численности действующих групп торпеды удавалось обнаруживать уже на исходных позициях или при передвижении. В итоге у намеченных целей атаки их заранее ожидали.

Современная тактика применения подводных судов пользуется примерами прошлого, причем господствует англо-итальянская школа. В соответствии с ее требованиями разрабатывается плавательное снаряжение. Тратятся огромные усилия на обучение подводных пловцов, их подготовку к конкретным действиям. Правильный подбор людей гарантирован особыми методами, созданными врачами и психологами. Широко внедряются комплексные системы обнаружения и мониторинга целей по принципу: чем лучше разведка, тем успешнее атака. Наряду с известными видами разведки для подводных диверсий, привлекаются шпионские суда и электронные средства. Несомненно огромную роль играют космические спутники-шпионы.

Существенную эволюцию претерпели и способы доставки пловцов и снаряжения в зону операции: переброска по воздуху с помощью самолетов и вертолетов, десантирование на парашютах. Усовершенствованы методы тайного перемещения ударных групп подводных коммандос по территории нейтральных государств.

Однако не потерял своего значения и морской транспорт, особенно в локальных конфликтах. Создана целая плеяда подводных судов-маток, способных перевозить подводных пловцов в район цели. Среди них есть атомные, дизельные и миниатюрные подводные лодки. Исчезли цилиндрические бортовые контейнеры. Их заменили внутренние камеры с открывающимися дверцами. Советские (теперь российские) подводные корабли способны перевозить небольшие суда в специальных минидоках.

Среди надводных судов для доставки применяют легкие быстроходные лодки, невидимые для радаров, а также суда на подводной подушке. При оборонительных заданиях вдали от главного театра военных действий местами для пребывания людей и хранения снаряжения могут служить вспомогательные корабли и широкий набор десантных единиц во главе с кораблями-доками. Постоянно проводятся испытания гражданских судов для перевозки подводников. Особенно перспективны научно-исследовательские суда и суда для обслуживания нефтяных морских платформ.

Задачи подводных военных судов и их экипажей можно сегодня разделить на две группы: наступательные и оборонительно-вспомогательные.

К наступательным целям относятся:

— нападение на цели на базах, стоянках, морских путях;

— атаки на сухопутные цели (береговые);

— прокладывание проходов для собственных морских сил (в том числе десантных) благодаря устранению препятствий, заграждений, средств предупреждения, связи и пассивной обороны (мин, автоматических торпедных и ракетных установок);

— транспортировка ударных групп. Вторая категория задач включает:

— широкий диапазон разведывательных действий и акций, помогающих разведке (скрытые переброски людей и оборудования на вражеские территории и обратно);

— спасательные операции на море с судов, гидротехнических устройств и сооружений при экологических катастрофах;

— полицейские, антитеррористические задачи, охрана границ, таможенная служба;

— охрана подводных военных и гражданских сооружений.

Динамическое развитие средств подводной диверсии привели к разработке особой тактики и снаряжения для их обезвреживания и уничтожения. Считается, что самое безопасное — разгром морских диверсантов на их базах либо еще на стадии обучения (школы, лагеря для подготовки, полигоны и т. д.). Это требует очень хорошей разведки, поскольку подобные подразделения обычно тщательно замаскированы либо законспирированы. Например, в СССР группы морского спецназа были «встроены» в другие, обычные подразделения либо выдавали себя за ремонтные железнодорожные бригады или спортивные лагеря (в мирное время). Не меньшую изобретательность по части дезинформации проявляли морские коммандос Муссолини в тридцатые годы.

Даже обнаруженные диверсионные группы, находящиеся в плотно заселенных районах, рассеянные или, наоборот, сконцентрированные в жилых корпусах могут из-за этого стать трудными целями для нападения. В таких ситуациях целесообразно применять собственные десантно-штурмовые группы, которые способны нанести «хирургически» точные удары. Важным способом предотвратить подготовку операции с применением подводных судов и пловцов служит разрушение их инфраструктуры — производственных предприятий, ремонтного оборудования, верфей, портов, судов-баз. Еще один эффективный путь — перехватить диверсионные группы на исходных позициях, когда они сконцентрированы, или на стадии их переброски к месту акции. И здесь необходима точная разведка. Важную роль начинает играть время между разведкой и началом атаки на группы или единицы подводных диверсионных судов. Самое лучшее — уничтожение транспорта (корабль, самолет и т. д.). Экипажи судов, которые сумели подобраться к цели, наряду с обычной опасностью, грозящей каждому подводному объекту со стороны оборонительных систем, могут столкнуться со следующими средствами:

— малогабаритные мины (придонные, поверхностные, прикрепленные к сетям, заграждениям и связанные с сигнализацией), самострелы с инфракрасными датчиками или реагирующие на изменения магнитного поля;

— сети и другие заграждения, контролируемые техническими устройствами, связанные с легкими плавательными средствами (англичане использовали для этого даже патрули на байдарках) или с авиацией;

— заражение воды химикалиями, включая проходы под течениями;

— морские млекопитающие и рыбы, натренированные на срывание масок, оснащенные самострелами или взрывными зарядами (американцы в Южном Вьетнаме использовали дельфинов для обороны морских баз от подводных пловцов; эксперименты такого рода проводились и в СССР);

— внезапное, нерегулярное вращение винтов больших судов или включение иных устройств (рули, шлюзы и т. д.);

— сбрасывание глубинных бомб;

— глушение средств связи под водой и гидроакустических станций, служащих для навигации и обнаружения целей;

— подводные работы;

— подводные суда с экипажами и боевыми аквалангистами. Вооружение — арбалеты, стрелковое подводное оружие, пневматическое оружие, пики и ножи из магнитной стали.

Опыт войны в Персидском Заливе и других конфликтов последних лет подсказывает отход от традиционных представлений о «живых торпедах», задачей которых было нападение на важнейшие объекты военно-престижного значения и крупные суда, малодоступные для других средств поражения.

Сейчас таких зон — недоступных для усовершенствованных самоуправляемых ракет или лазерных бомб — практически не существует. Более того, упомянутые выше средства нападения обладают чрезвычайно высоким показателем боевой эффективности, огромной разрушительной силой и резко сокращенным временем реакции между обнаружением цели и проведением атаки. Это дает им значительные преимущества. Более того, развитие оборонительных систем и техники обнаружения не способствуют операциям прежнего типа в условиях современной войны. В этом смысле можно говорить о закате эры «живых торпед» (независимо от точности самого термина).

Однако несомненно, что осталась возможность осуществления традиционных операций в локальных столкновениях, на пространствах без развитой оборонительной инфраструктуры (Фолкленды), при неравенстве технического оснащения противников и при использовании фактора внезапности. Подводные боевые действия имеют гарантированное будущее в рамках агентурных диверсий, а также когда их ведут террористические организации. В последнем случае нельзя также исключить возвращения к идее пловцов-самоубийц.