История, Как Возникло Древнерусское Государство, История рода Рюриковичей, Старинные Печати, Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней, Символы и Святыни России в Картинках, Преподобный Феодосий Кавказский, Русские Святые, Как Появились Награды в России, Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград, Русские Народные Игры, Русские Хороводы, Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья, История Древней Греции, Чудеса Света, История Развития Флота, Автомобили Внедорожники, Отдых в Волгограде
Загрузка...

Меню Сайта

Главная

Как Возникло Древнерусское Государство

Русские князья период от 1303 до 1612 года

Династия Романовых

История России с конца XVIII до начала XX века

История и мистика при Ленине и Сталине

История КГБ от Ленина до Горбачева

История Масонства

Казни

Государственный Герб России: от первых Печатей до наших Дней

Символы и Святыни Русской Православной Церкви

Символы и Святыни России в Картинках

Портреты Российских Царей, Генералов, Изображения Наград

Награды Российской Империи

Русские Народные Игры

Хороводы

Русские народные Поговорки, Пословицы, Присловья

История Древней Греции

Преподобный Феодосий Кавказский

Русские Святые

Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы

Чудеса Света

Катастрофы

Реактивные самолеты и ракеты Третьего рейха

История Великой Отечественной Войны, Сражения, Нападения, Операции, Оборона

История формирования, подготовка, и выдающиеся операции спецподразделений (спецназа)

История побед летчика Гельмута Липфера

История войны рассказанная немецким пехотинцем Бенно Цизером

Мифы индейцев Южной Америки

История Развития Флота

История развития Самых Больших Кораблей

Постройка моделей Кораблей и Судов

История развития Самых Быстрых Кораблей

Автомобили Внедорожники

Вездеходы Снегоходы

Танки

Подводные Лодки

Туристам информация о Странах

Отдых в Волгограде

Миф индейцев Водяные люди

Индеец

      Деревня тех, кто называл себя майхака, стояла на берегу речки Кайтиту. Однажды майхака устроили праздник, съели родственников мальчика по имени Яналорэ и приняли облик съеденных. Мужчины танцевали, нацепив на себя браслеты и ожерелья из хвостов броненосцев, а потом взяли священные флейты и стали играть на них.

      Женщины о таких флейтах ничего знать не должны. Того, кто опишет им, как выглядят инструменты, ждет смерть.

      Яналорэ надоело сидеть дома.

      - Схожу к отцу, посмотрю как мои дяди на священных флейтах играют, - сказал он матери.

      - Оставайся здесь! - возразила мать.

      Яналорэ все же вышел. Он увидел как люди пляшут и играют на флейтах, он принял танцующих за своих родственников. Насмотревшись, Яналорэ вернулся домой.

      - На чьей флейте они там играют? - спросила мать.

      - На нашей, мама, на той самой, что разрисована красными и белыми узорами.

      Бразильский заяц-агути, живший под крышей дома, как раз спаривался со своей женой. Услышав ответ Яналорэ, он оставил супругу и побежал жаловаться мужчинам:

      - Хватит петь и играть! Яналорэ рассказал матери, как выглядят священные флейты!

      Веселье сразу же прекратилось, мужчины разошлись.

      На следующий день, когда мать Яналорэ пекла лепешки, муж подошел и сказал:

      - Вчера наш сын совершил непростительную ошибку. Придется отдать его майхака, пусть съедят.

      - Это верно, - отвечала жена, - иначе майхака нас самих сожрут. Только сохрани для меня, пожалуйста, его браслеты, сделанные из хвоста броненосца.

      Отец Яналорэ принялся плести клетку из прутьев, а друзьям велел развести огонь внутри хижины, где хранились священные флейты. Потом поднялся, попросил майхака доделать клетку и позвал сына:

      - Иди ко мне, сыночек, я у тебя вшей в голове поищу!

      Яналорэ сел перед отцом и тот стал вынимать вшей. От жалости к мальчику он то и дело ронял слезу ему на голову.

      - Что это? - спрашивал сын.

      - Да так, капли пота.

      - Эй, клетка и костер готовы! - объявили в этот момент майхака.

      - Пойдем, сынок, попробуем, что там за клетка, - позвал сына отец.

      Яналорэ забрался в клетку. Майхака закрыли ее, отнесли в дом священных флейт и поставили на костер. Как только мальчик зажарился, его тут же съели.

      Рассказывают, правда, и немного иначе: будто майхака сделали в доме священных флейт каменную печь с двумя отверстиями. В одно запихали живого Яналорэ, а из другого вынули уже хорошенько прожаренного.

      Украшения сына отец, как и обещал, отнес жене. Мать взяла сосудик из тыквы, положила в него браслеты и убрала подальше под крышу, где на помосте хранился

      разный хлам.

      На следующий день все пошли на охоту добыть мясо к очередному празднику. Мальчик по имени Кьявре и девочка по имени Зареро отправились тоже. Охотничий лагерь разбили в верховьях Обезьяньей реки. Неподалеку дотуда расположено, как известно, озеро Водяных Людей. На дне его Калайтеве подошел к Куйматихоло и сказал:

      - Ты знаешь, что майхака устроили праздник, а брат твой Яналорэ разболтал женщинам, как выглядят священные флейты? Яналорэ за это убили, а его браслеты мать спрятала в тыквенный сосудик и оставила на помосте под крышей. Можешь сходить посмотреть.

      Куйматихоло принял облик обычной женщины и явился в дом родителей Яналорэ.

      - Можно я у вас немного муки возьму - попросила женщина, - она ведь, кажется, под крышей хранится?

      Забравшись на помост, женщина разыскала сосудик, забрала браслеты и отнесла Калайтеве на дно озера.

      - Действительно, брата убили, - подтвердила она. - Ты вождь водяного народа должен отомстить за смерть!

      - Не беспокойся, я отомщу!

      - Но только послушай: майхака сейчас не в селении, они охотятся в верховьях Обезьяньей реки.

      На следующий день охотники вышли из лагеря, рассеялись по саванне и подожгли сухую траву, чтобы вспугнуть спрятавшихся животных. В лагере остались только Кьявре и Зареро. Вскоре они услышали странные звуки, напоминавшие крик лесного петушка тинаму:

      - "Хо... хо... хо...". Потом "Сви... сви... сви...ТУРУРУ- туруру..."

      Звуки раздавались все ближе. Было в этом крике что-тс тревожное.

      - Это не тинаму! - решили дети. Забравшись на макушку высокого дерева, они увидели. что к лагерю приближается Калайтеве. Он подошел ж оставленным охотниками гамакам и сосчитал их. Чтобы не сбиться, Калайтеве привязал к каждому уже сосчитанному кусочек лыка, содранного со ствола пальмы. На земле он заметил веревку с узлами. Индейцы пареси и сейчас вяжут узлы на веревке, готовясь к празднику: сколько осталось дней - столько узлов, последний развязывают в день праздника. Осмотрев веревку и гамаки, Калайтеве разузнал все, что хотел, и вернулся в озеро.

      - Зачем он считал узелки? - недоумевали Кьявре и Зареро.

      Когда мужчины, нагруженные богатой добычей, пришли с охоты, дети рассказали, что они видели, сидя на деревьях. Но Кьявре и Зареро никто не поверил.

      - Не первый раз мы охотимся в верховьях Обезьяньей реки, уже деды наши гоняли здесь дичь, и никогда никаких водяных людей никто не встречал!

      - Скорее уйдемте отсюда! - не унимались дети.

      - Если вы так боитесь, то можете уходить, - разрешил мальчику с девочкой их отец. - Я провожу их немного, - объявил он товарищам. - Дальше сами доберутся.

      Между тем Калайеве созвал обитателей озера и сообщил результаты своих наблюдений в охотничьем лагере. Вскоре он во главе отборного отряда двигался к верховьям Обезьяньей реки. В это же время Кьявре и Зареро уже шли по дороге в деревню. Когда до них донеслись вопли и крики, дети ускорили шаг.

      - Это вернулся тот страшный человек, что тогда приходил, он на наших теперь напал! - предупредили они отца.

      - Не говорите глупостей! Это охотники кушают потроха, вот и развопились от радости, - возразил индеец. - Вы дальше сами идите, до дому недалеко, а я вернусь, возьму нашу долю мяса.

      Набив животы человечиной, Калайтеве и его водяные люди начали сравнивать число убитых охотников с числом гамаков. Вскоре они обнаружили, что троих обитателей лагеря не достает. Калайтеве прислушался. Звук приближающихся шагов оповестил его о приближении отца Кьявре и Зареро. Едва тот вышел из зарослей, как его схватили и тоже съели. Детишек Калайтеве нагнал без труда и принес к реке Сакри, где сейчас Красивый порог.

      - Ты, Зареро, - объявил он, - станешь предводительницей водяного народа на этом пороге.

      - Нет, я здесь не останусь, потому что здешний водяной народ людей кушает.

      - Хорошо, пусть Кьявре останется, а ты будешь жить на порогах Утиарити.

      Кьявре и Зареро и поныне хозяйничают на этих порогах. Между тем водяные люди приняли облик всех тех мужчин, которых они убили, погрузили жареное мясо на специальные носилки и понесли его в селение майхака. Явились туда и запели:

      - Вот и съедены майхака за то, что сами съели Яналорэ!

      Эта песня повторялась на разные лады, но деревенские женщины не придали словам никакого значения и даже не спросили, куда подевались Кьявре и Зареро - так они были рады удачному завершению охоты. В одном из домов жили двоюродные сестры Макарикало и Макуяло. Кто-то заглянул к ним и спросил:

      - Где здесь пиво?

      - Вон стоит, - отвечали женщины.

      Человек взял сосуд с пивом и вынес товарищам. Те принялись петь, танцевать и прихлебывать пиво, но быстро устали, так как водяным людям все же непривычно подолгу оставаться на суше. Двое приняли облик мужей Макарикало и Макуяло и стали соображать, как лучше прикончить и съесть жен. Решили сделать вид, что пьяны.

      - Мужья Макарикало и Макуяло пьяны, надо отнести их домой! - объявили танцоры.

      - Где наши гамаки? - обратились пьяные к женам, с трудом выговаривая слова.

      - Вот у помоста, ложитесь!

      Двое легли. Между их гамаками на полу стояла большая корзина с хлопком. В это время в дом зашли остальные мужчины и пустились танцевать с женщинами. Пьяные поднялись. Один из них сделал пару шагов и снова повалился в гамак. Макарикало легла рядом, думая, что в гамаке муж. Своего маленького ребенка она взяла на руки. В помещении стало почти темно. Пьяный притворился, будто заснул. Потом издал приглушенное ворчание и стал бубнить песню о том, как они убили и сожрали мужей этих женщин.

Загрузка...

      - Иди-ка сюда и послушай, как хрипит мой муж и что он поет! - прошептала Макарикало, подзывая сестру.

      Макуяло долго вслушивалась, прежде чем сумела разобрать слова.

      - Засвети огонь, посмотрим поближе, кто здесь лежит! Обе женщины склонились над спящим. В отблесках пламени были видны красный, словно стручок перца, нос и пятна крови на губах.

      - Какой это муж, - сказала Макарикало, - это водяной человек и остальные с ним тоже. Мужья наши убиты и съедены. Бежим! - велела она сестре, вскочив на ноги и по-прежнему держа на руках младенца.

      Однако, едва они вышли на улицу, как с вершины дерева пронзительно закричал попугай.

      - Макарикало и Макуяло хотят убежать!

      - Ну, ну, не кричи, вот тебе немного муки!

      Птица слетела вниз и женщина набила ей клюв мукой. Попугай замолк, а сестры заторопились покинуть деревню. Они не успели уйти далеко, как позади них поднялся шум. Это водяные люди убивали оставшихся в селении женщин.

      - Слышала? - заметила Макарикало, - Ясно, что то были не настоящие люди. Бежим, бежим, иначе и нас съедят!

      Отсутствие двоих женщин было замечено почти сразу, но погоню решили отложить.

      - Поймаем их, когда рассветет, - решили обитатели озера.

      Макуяло шла впереди.

      - Они нас преследуют! - сказала она.

      - Я так устала, - отвечала сестра.

      - Придется бросить ребенка, я не могу больше его тащить. Конечно, жаль, водяные люди съедят его, но что делать, раз нет больше сил!

      Отправляясь в погоню, преследователи подняли бурю с дождем.

      Макарикало и Макуяло встретили шершня.

      - Куда вы, - спросил шершень.

      - Водяные люди бегут по пятам, хотят убить нас и съесть!

      - Ерунда, я вас защищу. Но за это вы станете моими женами!

      - А как защитишь?

      - Ужалю ваших врагов.

      - Одного ужалишь, что остальные. Нет, мы побежим дальше.

      Так и бежали женщины от одного защитника до другого. То скорпион был готов их принять, то жук, то паук, однако силы мужчин-насекомых казались слишком ничтожными. Наконец, сестры добежали до широкой прямой тропы и остановились, размышляя, куда она может вести. Решившись пойти по тропе, они встретили Энохарэ, который сидел у подножья могучего дерева и мастерил деревянный меч.

      - Квахаха... квахаха..., - произнес Энохарэ, увидев женщин. - Куда идете?

      - Водяные люди бегут по пятам, хотят убить нас и съесть!

      - Ерунда, я вас защищу, но за это вы станете моими женами.

      - А как защитишь?

      - Ударю этим мечом и вызову молнию.

      Энохарэ ударил на пробу. Раскаты грома разнеслись по лесу звучным эхом, вспышка озарила лица женщин, задрожавших от страха. Энохарэ повел сестер в дом. Он велел им сесть на скамью, сам сел посередине и обнял обеих за плечи.

      - Теперь подождем, - предупредил он.

      Преследователи приближались. Ветер и дождь усилились, вода проникла в дом и стала заливать ноги женщин.

      - Ударь же своим мечом, чего ты ждешь! - воскликнули сестры. - Водяные люди уже близко, они заберут нас!

      - Спокойно, спокойно, опасности нет, не надо бояться.

      Теперь ливень лил как из ведра, вода покрыла колени женщин, рыдавших в голос.

      - Спокойно! - повторял Энохарэ.

      Когда вода подошла женщинам по грудь, водяные люди вошли во двор с твердым намерением добраться до тех, кто скрывался в доме.

      - Пора, пора, высеки искру! - кричали сестры. - Или бежим!

      - Спокойно, - твердил Энохарэ все так же невозмутимо. - По-моему, вы хотели видеть водяных людей, которые убили ваших мужей и вообще всех в деревне? Вот же они перед вами!

      - Или ты сейчас же ударишь, или мы попытаемся сами бежать!

      Энохарэ взмахнул деревянным мечом и высек молнию. Потом еще раз. Водяных людей разнесло на куски. Умерли они все.

Пареса

Мифы индейцев Южной Америки